Рефераты по экномике




Поиск документов на сайте

Экономическое развитие Южной Кореи

 

На протяжении трех последних десятилетий человечество имело возможность наблюдать за некоторыми развивающимися странами, демонстрировавшими миру "экономические чудеса". Конечно же, речь идет о молодых наиболее развитых государствах, которые в 60-70 гг. выделились и обособились в отдельную группу, получившую название "Новые индустриальные страны" (New industrializing countries) . Эта группа постоянно пополняется, и в настоящее время в нее входят около полутора десятков стран и территорий. Прочное место среди них занимает Южная Корея.

О быстром экономическом росте Республики Корея говорилось немало. Эту "историю успеха" связывают с высокими темпами роста ВНП, которые составили 8,6% в период с 1962-1988 г и превращением страны из традиционно сельскохозяйственной во вполне индустриальную, среди достижений которой уровень ВНП на душу населения более 5000$ и 13 место в списке ведущих торговых государств мира.

На стремительный рост экономики Южной Кореи оказывали и оказывают влияние самые различные факторы - объективные и субъективные, экономические и политические, внутренние и внешние, такие как: ориентированная на экспорт, на взаимодействие с внешним миром стратегия развития; благоприятный международный экономический климат 60-х—первой половины 70-х годов, облегчивший доступ к внешним источникам ресурсов; - сильное и эффективное руководство в лице авторитарных правительств, отложивших демократические и политические преобразования в пользу экономического развития; - относительно малые затраты на содержание военно-промышленного комплекса (2-3% против 60-70% северо-корейских затрат) ; - привлечение иностранных капиталовложений - как финансовых, так и технологических: промышленное оборудование и "now how"; -этническая и культурная однородность, а также конфуцианская традиция, особую ценность придающая трудолюбию, образованию, жизненному успеху и преданности своей нации.

Эти и многие другие факторы во многом определили быстрые темпы развития экономики Республики Корея.

К сожалению, вопросы, касающиеся экономического развития Южной Кореи в настоящее время недостаточно широко освещены в России. Из-за отсутствия современных статистических данных в реферате фигурируют цифровые данные до 1990 г. Но несмотря на то, что цифры несколько устарели, имеющаяся в нашей стране информация достаточно правдиво отражает положение дел в Южной Корее.

В процессе подготовки реферата мною были изучены материалы: - книги В. И. Шипаева "Южная Корея в системе мирового капиталистического хозяйства "; статей как отечественных, так и корейских экономистов: "Опыт экономического развития Республики Корея в условиях рыночной системы". Дак Ву Нам - председатель Ассоциации внешней торговли Республики Корея.

- "Роль государства в сотворении "южнокорейского чуда"". С. В. Жуков - к. э. н., ст. научный сотрудник Института Мировой экономики и международных отношений РАН.

-"Экономика Кореи: структурное урегулирование в целях экономического роста". Ку Бон Хо, профессор, Президент Института развития Кореи, выступавший с докладом по данному вопросу на советско-южнокорейском симпозиуме в Москве в июне 1991 г.

Также в ходе работы над рефератом я консультировалась по ряду вопросов у Пака В. К., к. и. н., корееведа, ст. научного сотрудника Института Востоковедения РАН, принимавшего непосредственное участие в работе советско-южнокорейского симпозиума в Москве в июне 1991 г.

О факторах экономического развития Южной Кореи можно говорить много и подробно, однако в своём реферате мне хотелось бы остановиться на роли государства, экспортной политике и заимствованных технологий (как промышленного оборудования, так и "now how") в развитии экономики Республики Корея.

Что касается фактора экспортной политики, то было бы справедливо считать его наиболее весомым фактором, служившим движущей силой роста корейской экономики.

О роли государства т.к. этот фактор является одним из определяющих факторов быстрого темпа развития экономики Кореи.

Что касается роли заимствованных технологий, то этот фактор не был определяющим, однако обращение к зарубежным технологиям явилось естественным следствием экспортной модели развития экономики Кореи, поэтому нельзя не оценить роль этого фактора в формировании современной экономики Кореи и приобщении страны к мировым достижениям НТР. Также этот фактор недостаточно широко освещен в русской литературе по сравнению с другими факторами, но тем не менее, на мой взгляд, он представляет интерес для изучения, а может быть и частичного применения (естественно в адаптированном к местным условиям виде) в России.

ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ КАК ФАКТОР ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА ЮЖНОЙ КОРЕИ.

Одним из факторов, объясняющих стремительный рост экономики Южной Кореи, явилось сильное и эффективное руководство в лице авторитарных правительств, отложивших демократические и политические преобразования в пользу экономического развития.

Правительство принимало новые законы и тщательно пересматривало уже существующие, а также принималось множество мер политического характера с целью увеличения накоплений, расширения экспорта, содействие вложению как национального, так и иностранного частного капитала, привлечение инвестиций и технологий из-за рубежа. Правительство сделало максимум возможного для создания социальной инфраструктуры: дороги, дамбы, порты, железные дороги и школы. К правительству часто обращались с просьбами взять на себя риск, связанный с инвестиционной деятельностью частных предпринимателей, предоставляя гарантии по внешним займам, используемым для покрытия расходов на крупномасштабные проекты.

Очевидно, что в современных условиях высокоразвитого разделения труда в основе любых регулирующих мер лежит денежное обращение. В Корее достижению финансово-денежной сбалансированности уделялось первоочередное внимание. Даже в годы значительных хозяйственных трудностей денежное обращение, инфляция, дефицитность государственного бюджета не выходили из под контроля государства. Центральную роль в этом играла государственная монополия в кредитно-финансовой системе. Другое важное направление государственного регулирования Южной Кореи пролегает в валютной сфере. В разных вариантах принуждения к тому, чтобы держать иностранную валюту на специальных счетах в ЦБ, действует в Корее с 1949 года.

Концентрация финансовых и валютных ресурсов в руках государства воздействовало на формирование основных пропорций общественного производства. При этом основная ставка делалась на всемерное поощрение экспорта. Государство использовало субсидирование национальных экспортеров, которым предоставлялись банковские льготы. По самым скромным оценкам только в 70-е годы они ежегодно поглощали не менее 1/10 ВНП.

Государственные кредиты такого рода составляли: 15% от ВНП - 1962-1966 гг.

39% от ВНП 1932-1936 гг.

46% от ВНП 1977-1981 гг.

При этом нужно отметить, что кредиты концентрировались в потенциально наиболее эффективных сферах экономики. Также осуществлялся контроль за эффективностью применения кредитов.

Высокая активность государственного регулирования с большой отчетливостью обнаруживается в формировании отраслевых пропорций. Например, при проведении аграрной реформы наиважнейшей составной частью стало принудительное дробление крупных земельных наделов на более мелкие- мера, невозможная без прямого активного вмешательства государства. В этой связи следует сослаться на программу "целевого развития". Начиная с 70-х годов специальными законами выделялись 7 отраслей первоочередного внимания: -машиностроение -электроника -текстильная промышленность -черная металлургия -цветная металлургия -нефтехимия -кораблестроение Этим отраслям оказывалось явное предпочтение в снабжении ресурсами, они пользовались преимущественными налогами и др. льготами. Одновременно государство жестко регулировало конкуренцию в приоритетных отраслях, принуждая к объединению частные компании или к уходу с данного рынка. Государство нередко шло на прямую компенсацию убытков" избранных экспортеров". Особо стоит отметить, что льготы, предоставляемые государством, привели к образованию высокомонополизированной производственной, особенно экспортной структуры. В первой половине 80-х годов доля 30 крупнейших южнокорейских конгломератов в обрабатывающей промышленности достигла 1/3, а в экспорте превысила 1/2.

Видя сильное влияние государства на экономику Южной Кореи возникает вопрос: можно ли рассматривать корейские частные фирмы как самостоятельные единицы. Этот вопрос можно поставить на основании следующих факторов: 1. высокая зависимость деятельности частного сектора от привлечения заемных средств см. табл. 1.1.

2. под контролем государства находится качество продукции в важнейших экспортных отраслях. Государство добивалось, чтобы цены на товары, импорт которых запрещался или ограничивался не превышали условно среднемировые.

3. каждый месяц проводились совещания по вопросам экспорта под руководством президента страны, на которых устанавливались ориентировочно экспортные задания крупным конгломератам.

4. государство жестко контролировало рабочее движение, что избавило предпринимателей от каких-либо серьезных проблем помимо "капитал-труд".

Не менее жестко государство в Южной Корее контролирует иностранный капитал. Важно отметить, что прямые иностранные капиталовложения с 1967-1986 гг. составляют менее 2% от совокупных валовых инвестиций. Южная Корея стремится привлечь не всякие иностранные инвестиции, а только те, которые вписываются в общую стратегию ее развития (см. табл. 2.1.) . Поэтому не менее 2/3 иностранных капиталовложений концентрируются в таких приоритетных отраслях, как химия, машиностроение и электроника.

Таким образом, мы имеем " трехсторонний альянс": государство-местный капитал-иностранный капитал. Но при несомненном соблюдении интересов всех трех сторон, государство является единственным полностью самостоятельным участником, решения которого обязательны для всех остальных.

Также заслугой государства является централизованное планирование с использованием средне- и -долгосрочных планов и целевых программ, с установлением порой конкретных производственных заданий и сроков их выполнения, со строгой системой контроля хозяйственной деятельности и безжалостным экономическим уничтожением неудачников. В сущности, экономика Южной Кореи представляет наиболее гармоничное сочетание планового и рыночного способов ведения хозяйств.

Если очень коротко говорить, то именно формирование и умелое использование такого механизма и позволило Южной Корее в относительно сжатые сроки преодолеть барьер слаборазвитости и занять достойное место в мировой цивилизации.

ЗАИМСТВОВАНИЕ ЗАРУБЕЖНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ Наряду с привлечением иностранных инвестиций, начиная с 80-х годов экономическая политика Южной Кореи была направлена на привлечение из-за рубежа современных технологий. хотя в силу различных причин объемы заимствований в области технологий были не столь значительными, как в сферах заемных средств и прямых капиталовложений, ее роль в переводе южнокорейской экономики на современные рельсы и в приобщении страны к достижениям НТР была тем не менее достаточно высока.

Для широкого внедрения современных технологических процессов необходимо было и приобретать соответствующую технику.

Среди закупаемой техники, непосредственно не связанной с производственными процессами, преобладающее место занимали транспортное оборудование и подвижной состав, электроприборы и аппаратура. По условиям заключаемых контрактов подобного рода поставки финансировались кредитами из расчета 3% годовых с погашением задолженности в трехлетний срок.

Помимо указанного Южная Корея была вынуждена приобретать и машинное оборудование, непосредственно используемое в производственных процессах. Как правило, закупки станков и агрегатов сопровождались приобретением прав на использование технологических процессов. Потребность в них увеличивалась с каждым годом. Соответственно росли и отчисления на оплату как самой техники, так и технологии "know how". Всего за 1962-1982 гг. между Южной Кореей и развитыми капиталистическими странами была зафиксирована 2281 сделка на приобретение технических "now how" на общую сумму 681 млн. $, что составило 47,7% суммы прямых инвестиций за тот же период.

Львиная доля сделок, связанных с приобретением производственного оборудования и связанных с ним "know how", заключалось с японскими бизнесменами (56,4%) , хотя к сотрудничеству с южнокорейскими фирмами на этом поприще они приступили на 4 года позже чем американские и прочие деловые круги.

Доминирующим был и удельный вес Японии в суммах южнокорейских отчислений за используемую технику и технологии. Всего за 10 лет (1967-1977) японские предприниматели получили 52 млн. $ (59%) , тогда как за 15-летний срок (1962-1977) Америке и Западной Германии досталось соответственно 24.3 млн. $ (27.7%) и 4.4 млн. $ (5%) . 1975 г. 64.1% всех отчислений за использование иностранной техники и технологий падало на долю США и Японии 4796 и 7074 млн. $. Отмечая исключительно высокую степень зависимости от этих двух стран, южнокорейская ассоциация Внешней торговли 17 июля 1976 г. выступила с призывом незамедлительно диверсифицировать источники, из которых заимствуются и внедряются техника и технологии. Однако побудительным мотивом этого призыва служили не только количественные расчеты.

По оценкам Национального Института Науки и техники выходило, что только 30% "know how" (заимствованных и США и стран Западной Европы) можно было отнести к передовым технологическим процессам, а оставшиеся 70% (внедрявшиеся через посредство Японии) оценивались как отсталые и устаревшие.

После проведенного исследования в Южной Корее был создан Консультационный Центр по привлечению технологии, который давал (при консультации иностранных специалистов) предварительные оценки "know how", намеченных к внедрению, с целью устранения негативных факторов.

В свете изложенных данных хотелось бы отметить и то, что бывали случаи (причем, далеко не единичные) , когда японские фирмы продавали какое-либо оборудование по спекулятивным ценам при том, что выпускаемая на этом оборудовании продукция не отвечала принятым стандартам.

О подобного рода казусах южнокорейская пресса сообщала неоднократно, и, видимо, отнюдь не случайно в середине 70-х годов сельские власти приняли ряд мер, направленных на диверсификацию источников не только займов, но и технической помощи.

Однако, на практике произошла диверсификация не источников займов, а диверсификация технологических процессов в сфере распределении по отдельным отраслям южнокорейской промышленности.

Рассмотрев в целом положение с заимствованием извне современной технологии на длительном отрезке времени, проследим теперь динамику этого процесса.

Заимствование иностранной техники и технологии распадается на три периода. В течение первого периода (1962-1966) число сделок и их стоимость выражалась минимальными величинами. Это объяснялось с одной стороны, ограниченностью задач, а с другой стороны нестабильностью политической обстановки в Южной Корее и отчасти проистекающим отсюда неверием деловых кругов из развитых капиталистических стран, что их оборудование и технологии попадут в надежные руки. Во время второго периода Южная Корея по-настоящему приступила к реализации программы индустриализации. Создание абсолютно новых для страны отраслей производства обусловило резкое возрастание потребностей в современной технологии, что привело к обильному притоку зарубежных "know how".

В течение второго периода наблюдается быстрый рост как числа заключенных сделок (в 9,6 раза) , так и сумм корейских отчислений за заимствованную технику и технологию (в 35,5 раза) . Очевидное превосходство второй из названных цифр является свидетельством того, что в Южную Корею стали поступать сложная техника и дорогая технология.

Характерные черты третьего периода (1977-1988) определяются переходом к "новой стадии индустриализации", основные задачи которой сводились к тому, чтобы осуществить постепенный переход от производства трудоемкого к производству капиталоемкому и техноемкому.

Выполнение кардинальных задач завершающей стадии индустриализации упиралось в проблему заимствования и внедрения новейшей техники и передовой технологии.

В апреле 1979 года корейские власти внесли очередные поправки в правила привлечения иностранной технологии и осуществили таким образом вторую фазу либерализации.

Новые правила запрещали покупку технологий: 1. если контракты предусматривалось всего лишь простое использование образцов, фабричных марок и торговых знаков; 2. если контракты имели в виду только продажу сырьевых материалов или отдельных компонентов, деталей и узлов для предполагаемой продукции* 3. если контракт содержал несправедливое и ограничительные условия относительно экспорта намечаемых к выпуску изделий; 4. если контрактом предлагалось технология устаревшая, несовершенная, или с какими-либо отклонениями от нормы; 5. если контракты затрагивали особую технологию, которые, по определению министра по делам науки и техники, "служило интересам независимого развития"; 6. если министр экономического планирования не считал возможным признать те или иные контракты жизненно необходимыми.

Как отмечалось выше, по пересмотренным правилам власти могли без колебания отвергнуть заявку, если предлагаемым контрактом предусматривалось лишь простое использование южнокорейскими фирмами иностранных торговых марок и фабричных знаков. Побудительным мотивом для корейских бизнесменов служила в данном случае тяга местных потребителей к приобретению товаров с зарубежной фабричной маркой, поскольку качество изделий, выпускаемых для реализации на внутреннем рынке, оставляло желать лучшего. Кроме того, южнокорейские фирмы пытались таким путем расширить свои внешние рынки, сбывая на них отечественные изделия, украшенные какой-нибудь прославленной иностранной маркой. Власти как и теперь неодобрительно относились к подобного непатриотичности потребителей и не совсем чистым устремлениям бизнесменов. В 1978 г. в Корее было зарегистрировано всего лишь около 15 фирм, которые использовали зарубежные торговые марки.

Вполне, возможно, что правила, касающиеся иностранных фабричных знаков, неукоснительно проводились быв жизнь, если бы не два обстоятельства, связанных со спортом: очередные азиатские игры 1986 года и Олимпиада 1988 года. Предвкушая огромный наплыв зарубежных гостей, власти моментально ослабили запрет на использование заграничных фабричных знаков. Как следствие этого число фирм, пользующихся иностранными торговыми марками за период с 1978 по 1983 год увеличилось в 32,3 раза. Также заметно возрос приток ультрасовременной технологии в электронную промышленность и машиностроение. В течение 1982 года количество сделок по передаче электронных технологий южнокорейским фирмам превысило уровень 1981 года на 28,7%.

Постепенно правительство делало все большую ставку на привлечение самых совершенных технологий. Президент настаивал на том, чтобы все частные фирмы в обязательном порядке обменивались имеющимися в их распоряжении зарубежными технологиями. В свою очередь Министерство торговли и промышленности объявило, что оно будет поощрять внедрение мелкими и средними фирмами новых зарубежных технологий. Система поощрения вступила в силу с 1984 года и в первую очередь распространилась на фирмы, занятые выпуском электронных изделий. Был создан фонд финансовой и технической помощи предприятиям, которые отважатся развертывать деятельность на престижном, но пока неизведанном поприще электроники. В 1988 году сумма фонда составляла 400 миллионов долларов.

С 12 августа 1983 года Министерство финансов обязало банки интенсивно поддерживать частные фирмы, которые обратятся за займами в целях внедрения иностранных технологий. Специальные займы поддержки предоставлялись на пятилетний срок, при двухгодичном льготном периоде, из расчета 10% годовых.

В свете изложенных данных, целесообразно выделить очередной, четвертый период, который характеризуется заметным креном в сторону США и ведущих стран Западной Европы в области заимствования технологий. Подобный крен можно объяснить тем, что США и Западная Европа, не видя в Южной Корее потенциального конкурента, поставляли самые современные технологии. Тогда как Япония, обеспокоенная быстрыми темпами развития соседа, поставляла в Корею далеко не самые современные технологии.

Довольно многочисленные сделки по передаче "know how" в 1983 году делились на три категории. Задачи сделок первой категории: освоить с помощью зарубежной технологии выпуск какого-либо вида продукции, не изготовлявшегося ранее в Корее, с целью монополизировать их производство и сбыт на внутреннем рынке.

Вторую категорию составляют сделки, в которых корейские фирмы ставили перед собой задачи, связанные с расширением экспорта, - освоить собственный выпуск новых высококачественных изделий и выйти с ними на внешний рынок.

Сделки третьей категории, в которых с корейской стороны участвовали лишь крупнейшие фирмы, преследовалась цель поднять отдельные отрасли отечественной промышленности на качественно новую ступень. Примером такой сделки может служить техническое соглашение между корейской фирмой "Sumsung", американской компанией "Micron technology", и с японской корпорацией "Sharp". По условиям соглашения корейская сторона заручилась правом экспортировать в США кристаллики для запоминающих устройств. Для этого недалеко от Сеула был построен завод для изготовления полупроводников. За первые пять лет эксплуатации завода сумма экспорта составила 650 миллионов долларов. Почуяв, что дело, начатое этой фирмой приносит огромную прибыль к производству полупроводников подключились такие фирмы, как "Daewoo" и "Gold Star".

Можно сослаться и на южнокорейское судостроение. Заимствуя технологии (по началу из Японии, а потом из Англии, Франции, Норвегии и Голландии) , Южная Корея по объему получаемых заказов на суда вышла на второе место в мире.

Оснащение южнокорейской промышленности новыми видами оборудования происходило по разным каналам. Промышленное оборудование поступало и по линии коммерческих займов, но отнюдь не всегда вместе с ними предоставлялась технологическая помощь, поэтому забота о подготовке соответствующих технических кадров ложилась на плечи корейцев.

Иная картина складывалась при передаче "know how". В соответствие с техническими соглашениями зарубежная фирма брала на себя обязательства либо направлять в Южную Корею технических консультантов, либо подготовить местных специалистов. В подготовке местных кадров и состояла особая ценность зарубежной технологической помощи, при условии, если она находилась на уровне последних достижений НТР.

Как отмечалось выше, что по суммарной стоимости заимствование технологий не шло ни в какое сравнение ни с прямыми инвестициями, ни тем более с коммерческими займами. Однако, уступая им в указанном плане, иностранная технологическая помощь во многих случаях приносила более позитивные результаты, а иногда и более быструю отдачу, нежели коммерческие займы и прямые инвестиции. Вот почему в последнее время Южная Корея стала уделять повышенное внимание заимствованию передовой технологии и привлечению в смешанные предприятия прямых инвестиций, если иностранные капиталовложения сулят ей повышение технического уровня отечественной промышленности.

Форум
Открылся форум WorkLib.ru