Рефераты по истории




Поиск документов на сайте

Отношение России к конфликту в Югославии

 

ВВЕДЕНИЕ

Ровно год назад Европейское сообщество признало независимость этой бывшей югославской республики во главе с лидером мусульман Алией Изетбеговичем и тем самым, хотело оно того или нет, выпустило из бутылки страшного джинна войны практически у себя на пороге "Югославия в миниатюре"-как некогда, в более светлые времена для этой страны, называли Боснию и Герцеговину, раскололась на три враждебных лагеря - сербский, мусульманский и хорватский. Даже сегодня нет единого мнения о том, какая война ведется на холмистых боснийских просторах: гражданская, религиозная, или вопрос заключен в тривиальном завоевании территорий? сербский лидер Радован Караджич, например, склонен считать, что все вышеперечисленные определения в одинаковой степени имеют право на жизнь. И с его мнением трудно не согласится. Годовщина начала кровавой резни прошла под знаком неповиновения боснийских сербов решению всего мира помирить либо развести по углам зарвавшихся драгунов. План Вэнса-Оуэна без промедления подписали хорваты, увидев, что он им приносит "лишние" земли. Сложнее обстоят дело с мусульманами, хотя они получали жирные куски экземпляр развитых областей, где сосредоточено 2/3 военных промышленных предприятий, залежи полезных ископаемых и тому подобное. Однако они предпочитали иностранную военную интервенцию и тянули со всей подписью до тех пор, пока не убедились, что сербы ни при каких обстоятельствах этого не сделают. Другими словами, Алия Изетбегович подмахнул план Вэнса-Оуэна, оставалось верным своей теории, согласно которой только иностранные штыки спасут Боснию от "сербской агрессии". Почему же сербы все-таки подписали документы по мирному урегулированию, согласно которым Босния и Герцеговина делятся по этническому принципу на 10 полуавтономных провинций, сохраняя, таким образом, единое государство? Сербы, прежде всего, недовольны разделом территорий. Который международный эксперимент кропотливо перенесли на географические карты. Главный принцип этой картографии заключен в том, чтобы, учитывая спорность многих земель и смешанный состав населения, не дать возможности Боснии и Герцеговине в будущем развалится на 3 национальных куска.

Между тем необходимо признать, что сам план Вэнса-Оуэна далек от совершенства, чего не отрицают и его авторы. Но, как это ни парадоксально, альтернативы ему пока нет. Что не устраивает в нем конкретно сербов? В принципе они согласились с его общими статьями, но не приняли главного-администратора границ внутри будущего государства, а также тех земель, которые отошли к ним. В отличие от мусульман и хорватов, сербам достались в основном слабо развитые в промышленном отношении районы. Как выразился один белградский комментатор: "Мы получили лишь камни да гремучих змей в придачу". Кроме того, сербам придется вернуть большинство территорий, завоеван в ходе боевых действий дорогой ценой - жизнями собственных солдат. От этого так просто не отказываются. Политика, отважившегося на подобный шаг, обычно придают анафеме. В этой связи характерно высказывание одного из охранников Радована Караджича, который находится с ним круглосуточно. Он без обиняков заявил нам: "Мы его повесим на первом же фонарном столбе, если он поставит свою подпись". Вряд ли это может относится к разряду"черного юмора". У нас нет никаких сомнений, приговор будет незамедлительно приведен в исполнение. Да и сам Караджич не раз в неофициальных беседах говорил о дамокловом мече расправы, висящим над ним. Поэтому в наиболее щекотливых вопросах лидер боснийских сербов не решается брать на себя непосильную ответственность, а старается переложить тяжесть решения на Скупщину-парламент Сербской Республики, депутаты которой славятся своим радикализмом.

Известно, что стабильность Югославии всегда держалось на взаимоотношениях двух республик - Хорватии и Сербии. Формально Сербия, Крупнейшая югославская республика, находится в стороне от конфликтов в Хорватии (а ранее - в Словении) . Первоначально она твердо придерживалась превращения Югославии в обновленную федерацию: выступало за модель, предполагавшую достаточно широкую самостоятельность республики, но с очень сильным центром. Распад федерации означала для Сербии ослабление ее ведущей роли в сообществе югославских республик, ухудшение положения сербов, живущих в других республиках, и, наконец, усиление центральных тенденций в самой Сербии. (Автономные края этой республики-Воеводина и Косова-и без того все больше выходили из ее подчинения, превращались фактически в самостоятельных субъектов СФРЮ. Особенно болезненно оказалась проблема Косова) . Поэтому с порога были отвергнуты тогдашние предложения Словении и Хорватии о конфедеративном устройстве страны. Сербское руководство осудило и провозглашение данными республиками независимости, назвав эти акты противозаконными, угрожающими целостности СФРЮ, таящими в себе опасность гражданской войны. С целью пресечения действий сепаратистов оно настаивало на решительных действиях союзных органов и ЮНА, чтобы положить конец военным действиям в этих республиках.

 Тем не менее, по мере развития событий в стране появились некоторые изменения и в позиции Сербии. К примеру, здесь относительно быстро смирились с уходом из Югославии Словении и полностью поддержали вывод частей Югославской народной армии с территории республики. Словения для них не главное, ибо первоочередная задача-решение территориальных споров с Хорватией. Во главу угла всех усилий республики была поставлена задача обеспечить всестороннюю поддержку хорватским сербам, взять их под свою защиту.

 Руководства Сербии твердо стоит на том, что самоопределение хорватского народа нельзя связывать с отделением республики в ее нынешних границах. В случае выхода Хорватии из югославской федерации вопрос о внутренних границах следует решать на основе права и других народов на самоопределение(заметим, что данное положение никоим образом не относятся к албанскому населению автономного края Косово, входящего в состав Сербии) . При этом руководство недвусмысленно подчеркивает, что речь идет также о сербах, проживающих в других республиках, прежде всего в Боснии и Герцеговине.

  Черногория до недавнего времени солидаризировалось с руководством Сербии практически по всем принципиальным политическим вопросом и выступала за модель "прочной югославской федерации". Но в свете бурных событий связанных с односторонним провозглашением Словении и Хорватией независимости, руководство этой республики также внесло коррективы в свою позицию; чтобы конкретно способствовать успеху Гаагской конференции, речь можно вести о союзе суверенных государств и только при изменении внутренних границ.

 Серьезная эволюция в вопросе о будущем устройстве Югославии произошла в позиции Македонии. После решения Хорватии и Словении о независимости руководство этих республик как бы пытается наверстать упущенное и не отстать от "северных" республик. Итоги проведенного здесь в сентябре 1991 года плебисцита фактически означали изменение государственного статуса Македонии - республика перестает быть прежней федеральной единицей СФРЮ и приобретает статус самостоятельного государства. В продолжение начатой линии парламент Македонии не так давно принял решение обратиться к Европейскому Сообществу с просьбой признать ее независимость.

 До сих пор здесь было относительно спокойно, но в самые последние дни обстановка значительно обострилась. Ее соседка-Греция продолжает настаивать, чтобы Республика Македония сменила название на "Республику Сколье" (по имени столицы) . Согласно греческой версии, македонской нации просто не существует. Другая соседка-Болгария, также не признающая ни македонскую нацию, ни македонский язык, тем не менее, признала Македонию под ее теперешним  именем. Болгар беспокоит другое: растущая, по их сведениям, активность федеральной армии на территории республики.

 По мнению многих отечественных и зарубежных обозревателей, ключ к развязке югославского кризиса нужно искать совсем в другой республике, а именно в Боснии и Герцеговине. Распад СФРЮ на самостоятельные государства может обернутся крахом для этой многонациональной республики. (В Боснии и Герцеговине практически в одинаковой пропорции представлены 3 этнические группы: сербы (30%) , хорваты (20%) , мусульмане(40%) . До сих пор спорным остается вопрос: кто такие мусульмане - силаницированные сербы или хорваты?) , поскольку с точки зрения права народа на самоопределение она является совершенно искусственным образованием. Если один из живущих здесь народов пожелает отделиться, то автоматически территориальная целостность Боснии и Герцеговины будет поставлена под вопрос. Как бы там ни было, ни Сербия, ни Хорватия не скрывают, что в случае передела Югославии республика будет разделена и прекратит свое существование. Поэтому в свете определения будущего устройства страны именно Босния и Герцеговина выдвинулись на первый план политических событий.

  Под влиянием событий в Словении и Хорватии обострились противоречия между национальными партиями этой республики. Сербская демократическая партия и Хорватское демократическое содружество четко следуют курсу "материнских республик", а мусульманской партии демократической акции, ранее пытавшейся хоть как-то сохранить нейтралитет, все труднее оставаться на этой позиции.

  Картина кризиса будет далеко не полной, если хотя бы кратко не сказать о ситуации во входящем в состав Сербии автономном крае Косово. Этот регион, где проживают главным образом албанцы (около трех четвертей населения) , многие годы является одним из самых нестабильных и взрывоопасных в стране. События в Словении и Хорватии подчеркнули сепаратистские процессы в крае. Вновь, не без помощи Тираны, активизировались голоса в поддержку создания в перспективе единой Албании, а поначалу - преобразования Косово в республику.

  Несмотря на официальный запрет сербских властей, организованно действует и набирает силу албанская оппозиция, претендующая в крае на "параллельную власть". Политическая напряженность усиливается. Все это дает основание многим аналитикам югославских событий заявить о возможности возникновения в Югославии "южного фронта". К тому же есть опасения, что Словения и Хорватия, имеющие прямой выход на "сепаратистов" Косово, могут спровоцировать беспорядки албанцев с целью расшатать возглавляемый С. Милошевичем сербский "коммунистический режим", вынудить его действовать на нескольких "фронтах".

  В условия острого кризиса наступил паралич высших федеральных органов власти. Скупщина СФРЮ давно уже недееспособна, ибо "мятежные республики"отозвали из парламента своих депутатов. Президиум СФРЮ, коллективный глава (президент) государства, также не правомочен принимать решения ибо его покинули представители Словении, Македонии, Боснии и Герцеговины. И даже сам как отозван Собором Хорватии.

 Дольше всех "держалось"  Союзное исполнительное вече - югославское правительство. Пожалуй, именно оно наиболее активно отстаивало идею обновления государства. И это понятно. Для перехода к рынку и проведения связанных с ним реформ необходимо сохранение обще-югославской экономического пространства, единой валюты, системы связи, транспорта, энергоснабжения. Активнейшим проводником этой политики был премьер-министр А. Маркович. Его программа преобразования экономики страны была признана ведущими экономистами и финансистами мира.

  Однако те, кто сейчас заседает в Скупщине и Президиуме СФРЮ, буквально заставили правительство разработать проект бюджета несуществующего государства на 1992 год. Его главным и, пожалуй, единственным назначением было: обеспечить боевые действия югославской армии на фронтах Хорватии. Именно на эти цели предназначалось 86% всех расходов. А так как большинство республик перестали отчислять средства в федеральный бюджет, то остался один путь - работающий на полных  оборотах печатных станок. Это означало бы окончательный крах всех реформ с непредсказуемыми социальными последствиями. И Маркович решил оставить свой пост.

 Центробежные процессы в Югославии столь сильны, что они уже привели к фактической ликвидации обще-югославского экономического пространства, к разрыву складывавшихся десятилетиями многочисленных хозяйственных связей между республиками, отдельными отраслями промышленности, фирмами и предприятиями. "Экономическая война", разгоревшаяся между Сербией, с одной стороны, и Словенией и Хорватией-с другой, достигла предельной остроты. Принятие Любляной и Загребом решения о введении собственной валюты подорвали единую валютно-финансовую и банковскую систему страны. В крайне тяжелом положении находится транспорт.

  Все это, вместе взятое, уже привело к тому, что в новый 1992 год Югославия вступила с сокращением промышленного производства на 30 процентов. Разрыв уже подписанных между предприятиями и фирмами договоров, перебой или даже прекращение материально-технического снабжения вынудили многие фирмы свертывать производства, освобождать тысячи неожиданно "лишними" людей. Сокращается экспорт и импорт. Мы уже не говорим о прямом ущербе, нанесенном Хорватии (а следовательно, и стране) в результате военных действий.

   Каков же суммарный ущерб от полугодовых вооруженных столкновений? По разным источникам он составляет от 10,5 миллиардов до 20 миллиардов долларов.

 Распад югославского дома на отдельные квартиры резко понизил жизненный уровень населения. В результате политическая напряженность, определяющая общественный климат Югославии, все больше дополняется грозящей взрывом напряженностью социальной.

 РОССИЯ ТРЕБУЕТ ВВЕДЕНИЕ САНКЦИЙ ПРОТИВ ЗАГРЕБА И ПРИЗЫВАЕТ БЕЛГРАД К СДЕРЖАНОСТИ  

Первые же сообщения о начале хорватского наступления в Краине вызвали резкую активизацию российской дипломатии. В понедельник по инициативе Москвы Совета Безопасности ООН рассмотрел сложившуюся ситуацию. В резолюции, принятой единогласно, члены СБ потребовали от хорватских властей прекращения боевых действий и отвода войск на позиции, которые они занимали до начала наступления.

 Однако Москва намерена пойти еще дальше. <<Если хорватская сторона не прекратит боевых действий против сербов, Россия поставит вопрос о том, чтобы в отношении Хорватии были введены международные санкции>>, заявил 25 января заместитель министра иностранных дел Виталий Чуркин, курирующий в МИД югославское направление. Постоянный представитель России при ООН Юлий Воронцов высказывался еще более определенно: в случае невыполнения Загребом принятой в понедельник резолюции СБ Москва <<потребует в отношении Хорватии санкций в том же объеме, что и те, которые были введены против Югославии>>.

 Жесткая реакция России на действие Загреба была вполне предсказуема. Медленный дрейф в подходе МИД, наметившийся в последнее время (частично - под давлением оппозиции и парламента, частично - под влиянием внешнеполитических обстоятельств) , выразился в ужесточении российской позиции в отношении хорватов и мусульман и в некотором ее смягчении в отношении Белграда. Еще до того, как началось наступление в Краине. Москва неоднократно заявляла, что хорваты несут значительную долю ответственности за обострение ситуации в бывшей Югославии. В последние месяцы именно хорваты, считают в российском МИД, чаще других нарушали введенный ООН запрет на полеты военной авиации над Боснией.

 Наступательная оператор хорватской армии предоставила МИД повод проявить ту жестокость, которой от него давно требовали многочисленные критики. Задача облегчается тем, что Загреб и впрямь действовал далеко не безукоризненно, вызвав обострение обстановки в тот самый момент, когда переговоры в Женеве по боснийскому урегулированию, казалось, начали давать первые плоды. Кроме того, ответственность за гибель военнослужащих из ооновского контингента, оказавшихся в зоне боевых действий, Международное сообщество также возлагает на хорватов.

 И тем не менее маловероятно, что линия России на введение против Загреба всеобъемлющих международных санкций получит поддержку в Совете Безопасности. По мнению аккредитованных в Москве западных дипломатов, максимум, на что могут пойти  Вашингтон, Лондон и Париж при голосовании в СБ, -это на принятие чисто символических мер, не идущих ни в какое сравнение с теми санкциями, которые действуют в отношении Белграда. И от лишь в том случае, если хорваты  расширят свое наступление на все районы, контролируемые сербами.

 Судя по всему, западные державы не намерены занимать жесткую антихорватскую позицию. Во Франции, например, в преддверии выборов власти вынуждены будут считаться с общественным мнением, которое настроено против сербов. К тому же ни Лондон, ни Париж не могут не учитывать позицию  своего ключевого партнера по ЕС-Германии, традиционно поддерживающей Загреб. Необходимо учитывать и тот факт, что хорваты действуют в рамках своих международно-признанных границ, а сербы в прошлом году наказаны именно за то, что вмешивались в гражданскую войну на территории другого государства.

 Объясняя российскую позицию, высокопоставленный сотрудник МИД дал понять, что, если наступление хорватов остановится. Москва не будет настаивать на санкциях. <<Говоря о возможных мерах воздействия, мы стремимся не допустить разрастание конфликта, который грозит взорвать весь мирный процесс в регионе>>, -заявил собеседник. По его мнению, одна из целей хорватского наступления-<<вовлечь в обмен ударами>>Югославию: <<И среди хорватов, и среди мусульман есть люди, считающие, что любое обострение ситуации автоматически оборачивается против сербов. В последнее время боснийцы уже пытались таким образом втянуть Белград в конфликт, обстреливая югославскую территорию и засылая диверсионные группы>>.

 По имеющимся сведениям, Москва по дипломатическим каналам стремится повлиять на Белград, призывая сербских лидеров к сдержанности и выступая против отправки в Краину югославских войск. Предпринимаются попытки воздействовать и на хорватское руководство. 27 января в Загреб для встречи с президентом Франьо Туджиманом вылетает Виталий Чуркин.

 РОССИЙСКИЕ  КамАЗЫ  ПОМОГУТ ООН В САРАЕВО

 Транспортный отряд российского госкомитета по чрезвычайным ситуациям выехал из Москвы и взял курс на Белград. В составе отряда-10 грузовых автомобилей КамАЗ, два автозаправщиков, машина техпомощи. Они должны будут поступить в распоряжение Управления верховного комиссариата ООН по делам беженцев. 23 российских водителя, сменяя друг друга, будут круглосуточно совершать непрерывные рейсы между Белградом и Сараево, перевозя гуманитарную помощь. Попасть в отряд было непросто, так как рисковать 2 месяца за 300 долларов в неделю набралось более трехсот человек. Предпочтение отдали 23 наиболее опытным, а членство в партии на этот раз не учитывалось.

 Мировое сообщество уже привыкло к такой картинке: гремит  беспощадная канонада (в данном случае хорватская артиллерия разрушает города и села Сербской Краины) , а за столом переговоров продолжаются бесконечные дискуссии о мирном урегулировании конфликта. С той лишь разницей, что раньше это была Женева, теперь - Нью-Йорк.

  Для обсуждения в Совете Безопасности ООН привезли свой пакет предложений(именуемый также планом) по политическому урегулированию боснийского кризиса сопредседатели Координационного комитета Лондонской конференции по бывшей Югославии С. Вэнс и Д. Оуэн. В нем четыре основных элемента: прекращение боевых действий, принципы конституционного устройства, карта районов и создание временного правительства. Все это надлежит рассматривать как единое целое. В то же время, по мнению авторов, могут быть и любые другие предложения.

 Сопредседатели надеются, что их план должен стать резолюцией Совета Безопасности. Многое будет зависеть от позиции США, однако новая американская администрация еще не определила своего отношения к этому вопросу.

 Зато Европейское сообщество полностью поддерживает план урегулирования в Боснии и Герцеговине, разработанный в рамках женевских переговоров. И государства, входящие в ЕС, попытаются убедить другие страны, в том числе США, в необходимости поддержать предложения С. Вэнса и Д. Оуэна.

 Однако, у плана сопредседателей есть и ярые противники. К их числу относится президент Турции Т. Озал. При встрече с генеральным секретарем ООН Б. Гали он без обиняков заявил, что план международных посредников не жизнеспособен и работать не будет. Более того, президент Турции намерен поставить вопрос о нанесении ударов по сербским силам в Боснии и Герцеговине перед Б. Клинтоном в ходе их предстоящей встречи в феврале.

 Тем временем подготовка к нью-йорскому раунду переговоров идет полным ходом. В течении нескольких дней состоится серия встреч за закрытыми дверями, и лишь после этого Совет Безопасности, возможно, захочет рассмотреть эти проблемы на консультациях или в ходе официального заседания.

 В Нью-Йорк приглашены многие, в том числе, разумеется, все противоборствующие стороны. Не приедет лишь лидер боснийских мусульман А. Изетбегович, который объяснил свой отказ необходимостью находится сейчас на месте, в Сараево, <<поскольку проблема решается здесь, внутри страны, а не за ее пределами>>. Тем не менее боснийская делегация примет участие в переговорах.

 С большими осложнениями добиралась до штаб-квартиры ООН делегация боснийских сербов. Больше суток вынуждена была она провести в ожидании визы и разрешений на полет из Белграда в Нью-Йорк. В этой связи Р. Караджич заявил, что подобным отношением делегация Сербской Республики Боснии поставлена в неравноправное положение. У нас не остается времени для проведения консультаций перед жизненно важными переговорами в ООН. Кроме того, подчеркнул лидер боснийских сербов, все происшедшее носит оттенок дискриминации и беззакония и свидетельствует о необоснованности санкций, которые лишь тормозят мирный процесс.

 9 февраля в Нью-Йорке Совет Безопасности приступил к обсуждению вопроса о кризисе в Боснии и Герцеговине. Члены Совета Безопасности заслушали выступление сопредседателей Координационного комитета Лондонской конференции по бывшей Югославии. С. Вэнса и лорда Оуэна. Отмечено, что ведению переговоров мешает то обстоятельство, что мусульманская делегация отказывается от двухсторонних встреч со своими партнерами.

 ПЕРЕГОВОРЫ В НЬЮ-ЙОРКЕ ПРОДОЛЖАЮТСЯ, НО БЕЗ БОСНИЙСКИХ ДЕЛЕГАЦИЙ!

 Вопреки ожиданиям, перенос переговоров о разрешении кризиса в Боснии и Герцеговине из Женевы в Нью-Йорк, в здание ООН, пока не привели к их активизации.

 Лидер боснийских мусульман и президент республики А. Изетбегович отказался лететь за океан в качестве руководителя мусульманской делегации и послал на первый раунд переговоров замену-министра иностранных дел. Намечалось, что второй раунд переговоров начнется не позднее 17-18 февраля. К этому сроку в Нью-Йорк, прибыли посредники от России и США-В. Чуткин и Р. Бартоломью. Однако делегации боснийских мусульман, сербов и хорватов на<<женевском уровне>>в здании ООН так и не появились. А. Изетбегович, как передало Ради Сараево, свое отсутствие объясняет внутренними проблемами республики и отсутствием гарантий безопасности передвижения. Лидер хорватов М. Бобан отмолчался (впрочем, он давно подписал все документы, предложенные организациями переговорного процесса) . А сербский руководитель Р. Караджич в четверг направил телеграмму сопредседателям координационного комитета Лондонской конференции по бывшей Югославии С. Вэнсу и Д. Оуэну, в которой оповестил их о том, что делегация боснийских сербов в Нью-Йорк не прилетит, и предложил перенести переговоры опять в Женеву. Он сообщил также о желании сербской стороны в <<спорных провинциях>>Боснии и Герцеговины провести референдум (как известно, С. Вэнс и Д. Оэун против его проведения, так как во многих спорных районах уже прошли <<этнические чистки>>.

 Тем не менее, работы у сопредседателей Координационного комитета достаточно: они проводят консультации с прибывшими на этой неделе в Нью-Йорк делегациями из Сербской Краины и Хорватии по поводу разрешения кризиса на территориях, находящихся под контролем сил ООН, и выполнения резолюции Совета Безопасности о восстановлении мира в Краине после вторжения туда хорватских войск. С. Вэнс и Д. Оуэн сообщили, что остались довольны готовностью сербов из Краины к сотрудничеству. Их делегация предложила все важные объекты, из-за которых сейчас идут ожесточенные бои-аэродром Земуник, мост в Масленице, гидростанцию<<Перуча>>, автодороги, -передать под контроль<<голубых касок>>. Со своими предложениями выступила хорватская делегация, и выяснилось, что почти все предложения хорватов оказались приемлемыми для сербов. Начало весьма обнадеживающе, хотя делегации вместе не встречаются, ведут переговоры через посредников. Д. Оуэн полагает, что удастся в ближайшее время вернуть за стол переговоров и боснийские делегации, а к концу марта найти приемлемое для всех решение и остановить войну.

    И второй раунд переговоров в Нью-Йорке по разрешению боснийского кризиса завершился безрезультатно. Руководитель мусульманской делегации и президент республики А. Изетбегович не подписал документ о разделе территории Боснии и Герцеговины на десять полу-самостоятельных провинций. Отказался подписывать его и лидер боснийских сербов Р. Караджич.

 По его словам, новые карты провинций приемлемы для сербов на 70-80 процентов, а вот оставшиеся спорные территории боснийские сербы предложили отдать под контроль сил ООН. С. Вэнс и Д. Оуэн предложение сербов отклонили, но по-прежнему считают, что трудные переговоры необходимо продолжать, нельзя опускать руки и ставить точку невозможности мирного разрешения югославского кризиса.

 Однако переговоры в Нью-Йорке прервались на тревожной ноте. На предложение Б. Клинтона усилить санкции против Союзной Республики Югославии Р. Караджич ответил без обиняков: если произойдет, то его делегация откажется от дальнейшего участия в переговорах, поскольку новая Югославия к гражданской войне в Боснии не имеет отношения.

 Затем последовало выступление Бутроса Гали по американскому телевидению, в котором он впервые говорил о возможности применения международным сообществом силы, дабы заставить сербов в Боснии покинуть горные территории. Если сербская сторона не согласится с планом Вэнса-Оуэна, то<<существует только одно решение-и это принуждение>>, заявил Б. Гали и напомнил, что государства-члены ООН должны быть готовы к тому, чтобы направить в Боснию сухопутные войска. Генеральный секретарь сказал, что не может пока точно подсчитать, сколько солдат потребуется для такой операции. Несомненно, это будет великая операция, заверил американцев Б. Гали и добавил, что для этого необходимо согласие стран-членов ООН и обязательное участие США.

 Вернувшись из Нью-Йорка, Р. Караджич у трапа самолета прокомментировал выступление Б. Гали: <<То, что предлагает генеральный секретарь для Европы и всего мира, обернется катастрофой. Это буде прямой интервенцией, агрессией на сербские территории>>.

   В интервью Белградскому телевидению перед отлетом из Парижа, где он встретился с С. Вэнсоном и Д. Оуэном, С. Милошевич заявил, что сербская сторона давно согласилась с принципами мирного плана Вэнса-Оуэна. Однако для сербов в Боснии оказалось неприемлемой предложенная карта по разделу республики на десять полуавтономных провинций.

 По мнению президента Сербии, вопрос о территориальном переустройстве Боснии и Герцеговины, о границах между ее провинциями и о коридорах сообщения между ними должны решать только сами участники конфликта. Прежде необходимо добиться на переговорах в Нью-Йорке соглашения о так называемом<<военном пакете>>, чтобы во что бы то ни стало прекратить военные действия. А в условиях мира и нормальной атмосферы, считает он, переговоры были бы продолжены, в том числе и о детальном разделе территории в Боснии на десять регионов. По сообщению корреспондента белградской газеты<<Политика>>, в этом его поддержал и Ф. Миттеран.

 Милошевич заявил также, что все три<<конституционных народа>> Боснии и Герцеговины имеют право на выражение своего мнения и только с учетом всех интересов можно разрешить конфликт. Президент Сербии обещал Миттерану и сопредседателям Координационного комитета Лондонской конференции по бывшей Югославии оказать свое содействие в продолжении нью-йоркских переговоров.

 Милошевич сказал, что делегация боснийских сербов прибудет в Нью-Йорк в начале будущей недели. Мусульманские источники сообщили, что А. Изетбегович тоже намерен в начале будущей недели вылететь в Нью-Йорк.

 А тем временем обстановка в восточных районах Боснии продолжает оставаться напряженной. Несколько дней пытался быть посредником в переговорах между воюющими сторонами командующий силами ООН в Боснии французский генерал Ф. Морийон. Он уже провел переговоры с сербскими властями об эвакуации мусульман из блокированных городов, а также обещал им оказать содействие в эвакуации сербского населения из Тузлы, города, который находятся в руках мусульман. Ф. Морийон лично возглавил конвой гуманитарной помощи в город Сребреницу, уже много дней отрезанный от внешнего мира.

 Но, по сообщению агентства ТАНЮГ, часть конвоя с гуманитарной помощью была остановлена мусульманами в районе городка Коневич-Поле.

 Но в Югославии не собираются принимать санкции ООН как "манну небесную", с распростертыми объятиями.

 ЮГОСЛАВИЯ ЗАДЕРЖАЛА РУМЫНСКИЕ СУДА

 Эту акцию Югославия предприняла в ответ на нежелание Румынии пропускать через свои шлюзы югославские нефтеналивные суда, следующие вверх по течению Дуная. В заявлении Совета Безопасности ООН, принятом по этому поводу, указывается, что <<для властей СРЮ совершенно неприемлемо предпринимать карательные меры за действия государства, выполняющего свои свои обязательства согласно Уставу ООН>>.

 Этот эпизод возвращает нас к тревожной ситуации, сложившейся на Дунае в последнее время. Здесь, как известно, караваны югославских нефтеналивных барж, ведомых буксирами, по сведениям из украинских источников, загружаются нефтепродуктами с танкеров разных стран в устье реки и затем следуют в порты назначения вверх по Дунаю.

 У Румынии и Болгарии, мимо берегов которых они проплывают, нет ни прав, ни возможностей проверить на месте, не нарушаются ли при этом экономические санкции, введенные СБ ООН против Союзной Республики Югославии. Ведь караваны движутся, не заходя в промежуточные порты, строго по международному фарватеру, открытому для свободного судоходства.

 Однако на их пути возникает пока непреодолимое препятствие - румынские шлюзы(югославские закрыты на ремонт) гидроузла <<Железные ворота-2>>, где караваны задерживают. Кстати, это вызывает противоречивые отклики и в самой Румынии. Дело в том, что теперь югославские суда следуют уже из одного сербского порта в другой (скажем, из Прахово в Белград) , и формально никто им этого запретить не может. Вот и член румынского парламента, бывший министр транспорта Т. Бэсеску посчитал, что правительство допускает<<политическую ошибку>>, запрещая югославским судам свободно плавать по реке. Представитель по связям с прессой президента Румынии Т. Кебелеу тоже заметил, что положение дел на этом участке Дуная <<беспокоит главу государства и правительство>>.

 В Софии прошли консультации представителей внешнеполитических ведомств Болгарии и Румынии. Отметив, что в резолюции СБ ООН о санкциях ничего не говорится об использовании вооруженной силы, было подчеркнуто, что подобная практика<<могла бы иметь трудно предсказуемые политические, человеческие, военные и экологические последствия для региона>>. А посему Болгария и Румыния настаивают на размещении миссии ООН в нижнем течении реки Дунай с целью наблюдения за выполнением властями придунайских государств резолюции ООН против Югославии.

 Актуальность такого демарша подтверждается планом американской администрации по мирному урегулированию в Боснии и Герцеговине. ОН, как известно, предусматривает ужесточение торгово-экономических санкций против Сербии и усиление политического давления на нее. <<Мы информировали сербов, -заявил госсекретарь США У. Кристофер, -что планирует поднять экономическую цену, которую они заплатят за агрессию. Для того чтобы добиться этого, мы будем работать вместе с союзниками, с Россией и другими странами>>.

  БЕЛГРАД УГРОЖАЕТ САНКЦИЯМИ БУХАРЕСТУ И КИЕВУ!

 Югославские власти пригрозили санкциями Румынии и Украине, если эти страны предпримут какие-либо меры против судов, нарушающих введенное ООН эмбарго на поставки топлива в Сербию и Черногорию.

  Как сообщает Франс Пресс, об этом заявил министр транспорта Югославии Ярко Катич в интервью румынскому радио 4 февраля. Столь жесткая позиция Белграда стала реакцией на одесскую встречу представителей министерств иностранных дел Украины и Румынии, в ходе которой стороны договорились<<поддерживать тесное сотрудничество таможенных и пограничных служб для недопущения нарушения санкций ООН>>.

Ни Украина, ни Румыния-традиционный союзник Сербии-до сих пор не проявляли особого энтузиазма, когда речь заходила о борьбе с нарушителями эмбарго. Лишь под давлением ООН, ЕС И США, возмущенных беспрепятственным проходом по Дунаю сербских барж с нефтью и мазутом. Киев и Бухарест вынуждены были скорректировать подход. Украина заявила о готовности принять международных инспекторов в своих дунайских портах, а Румыния закрыла шлюзы на реке, препятствуя проходу вверх по течению, в Белград, злополучных барж.

Парадокс заключается в том, что сербские суда-нарушители, блокированные румынами, находятся уже практически в своих территориальных водах: граница между Югославией и Румынией на этом участке проходит как раз по Дунаю, слева территория-румынский берег, справа-сербский. По словам Катича, <<югославское правительство не может понять, почему Румыния препятствует навигации наших судов-тем более что речь идет о внутренних перевозках между югославскими портами Мировое сообщество уже привыкло к такой картинке: гремит  беспощадная канонада (в данном случае хорватская артиллерия разрушает города и села Сербской Краины) , а за столом переговоров продолжаются бесконечные дискуссии о мирном урегулировании конфликта. С той лишь разницей, что раньше это была Женева, теперь - Нью-Йорк.

  Для обсуждения в Совете Безопасности ООН привезли свой пакет предложений(именуемый также планом) по политическому урегулированию боснийского кризиса сопредседатели Координационного комитета Лондонской конференции побывшей Югославии С. Вэнс и Д. Оуэн. В нем четыре основных элемента: прекращение боевых действий, принципы конституционного устройства, карта районов и создание временного правительства. Все это надлежит рассматривать как единое целое. В то же время, по мнению авторов, могут быть и любые другие предложения.

 Сопредседатели надеются, что их план должен стать резолюцией Совета Безопасности. Многое будет зависеть от позиции США, однако новая американская администрация еще не определила своего отношения к этому вопросу.

 Зато Европейское сообщество полностью поддерживает план урегулирования в Боснии и Герцеговине, разработанный в рамках женевских переговоров. И государства, входящие в ЕС, попытаются убедить другие страны, в том числе США, в необходимости поддержать предложения С. Вэнса и Д. Оуэна.

 Однако у плана сопредседателей есть и ярые противники. К их числу относится президент Турции Т. Озал. При встрече с генеральным секретарем ООН Б. Гали он без обиняков заявил, что план международных посредников не жизнеспособен и работать не будет. Более того, президент Турции намерен поставить вопрос о нанесении ударов по сербским силам в Боснии и Герцеговине перед Б. Клинтоном в ходе их предстоящей встречи в феврале.

 Тем временем подготовка к нью-йоркскому раунду переговоров идет полным ходом. В течении нескольких дней состоится серия встреч за закрытыми дверями, и лишь после этого Совет Безопасности, возможно, захочет рассмотреть эти проблемы на консультациях или в ходе официального заседания.

 В Нью-Йорк приглашены многие, в том числе, разумеется, все противоборствующие стороны. Не приедет лишь лидер боснийских мусульман А. Изетбегович, который объяснил свой отказ необходимостью находится сейчас на месте, в Сараево, <<поскольку проблема решается здесь, внутри страны, а не за ее пределами>>. Тем не менее, боснийская делегация примет участие в переговорах.

 С большими осложнениями добиралась до штаб-квартиры ООН делегация боснийских сербов. Больше суток вынуждена была она провести в ожидании визы и разрешений на полет из Белграда в Нью-Йорк. В этой связи Р. Караджич заявил, что подобным отношением делегация Сербской Республики Боснии поставлена в неравноправное положение. У нас не остается времени для проведения консультаций перед жизненно важными переговорами в ООН. Кроме того, подчеркнул лидер боснийских сербов, все происшедшее носит оттенок дискриминации и беззакония и свидетельствует об обоснованности санкций, которые лишь тормозят мирный процесс.

380 ТЫСЯЧ ЖИТЕЛЕЙ САРАЕВО ОСТАЛИСЬ БЕЗ ПРОДОВОЛЬСТВИЯ

 С 13 февраля доставка в Сараево продуктов питания, лекарств и других грузов гуманитарной помощи прекращена. 380 тысяч жителей остались без последнего скудного источника существования.

  На этот раз не смертоносный огонь противоборствующих сторон блокировал доставку в осажденный город лекарств и продуктов. Городские власти с одобрения республиканского правительства А. Изетбеговича объявили<<голодную забастовку>>, чтобы<<привлечь внимание к страданиям мусульман в Восточной Боснии, которые уже в течение нескольких недель отрезаны от всякой помощи>>. Несколько недель назад мусульманские вооруженные силы предприняли в восточных районах республики крупное наступление против сербов. Ожесточенные бои с применением тяжелой артиллерии и танков продолжаются до сих пор. Многие автодороги сейчас блокированы войсками, движение обычного транспорта по ним прекратилось. В осажденные города не могут пробиться и конвои ООН с гуманитарной помощью. Как заявил на днях журналистам специальный представитель Верховного комиссара ООН по делам беженцев в бывшей Югославии Х. Мендилусе, деятельность этой миротворческой организации в Боснии и Герцеговине находятся под угрозой.

 По сообщению из Нью-Йорка, сопредседатель координационного комитета Конференции по бывшей Югославии лорд Оуэн обратился к членам Совета Безопасности с просьбой оказать давление на сараевские власти и потребовать от них прекратить бойкот гуманитарных грузов. 14 февраля Х. Мендилусе встретился в окрестностях Сараево с руководством боснийских сербов и провел с ними переговоры о пропуске конвоев с гуманитарной помощью через территории под контролем сербов.

ПРЕЗИДЕНТ ХОРВАТИИ ЗАЯВИЛ О ВОЗМОЖНОЙ ЗАМЕНЕ "ГОЛУБЫХ КАСОК"ВОЙСКАМИ НАТО!

 Впервые за последние в блокированной столице Боснии и Герцеговине утихла артиллерийская канонада. Огонь прекращен по инициативе  командования правительственных вооруженных сил в одностороннем порядке.

 Умокла и сербская артиллерия, расположена на холмах вокруг Сараево и в его жилых кварталах. Передышка в борьбе сделана для того, чтобы дать возможность городским ремонтным бригадам починить разрушенные линии элекропередачи и разбитые подстанции, попытаться наладить водоснабжение, радио и телевизионные ретрансляторы и другие жизненно важные городские объекты. Непривычную тишину в Сараево нарушают лишь одиночные выстрелы снайперов - и во время перемирия здесь гибнут люди. При обмене пленными в аэропорту Бутмир от снайперского огня  два гражданских лица погибли, а пять ранены. Первую помощь раненым оказали солдаты в "голубых касках".

Затишье отмечалось и на других фронтах Боснии и Герцеговины, а вот в соседней Краине после вторжения хорватских войск война разгорается. Руководство Хорватии упорно отказывается выполнять резолюцию Совета Безопасности об отводе войск на прежние позиции. Наоборот, боевые действия в Краине становятся все ожесточеннее. 9 февраля хорватская тяжелая артиллерия бомбардировала город Бенковац, переполненный беженцами из селений, оккупированных хорватами. Тревога была объявлена в Книне, его жители укрылись в бомбоубежищах.

 Правительство Сербской Краины приняло решение об обязательной мобилизации всех ее жителей, временно находящихся на территории Союзной Республики Югославии. В ряды защитников Краины рассчитывают привлечь еще до 20 тысяч резервистов. Сейчас на стороне сербов сражаются более 4 тысяч добровольцев из Белграда и других городов, срочно оборудуются лагеря для обучения новобранцев.

 Похоже, длительной войны в Краине избежать уже не удастся. Радио Загреба, президент Ф. Туджман вновь заявил публично о том, что Хорватия не отступит от своего намерения вернуть силой отторженные территории Краины. Президент высказал претензии к силам ООН, которые оказались не в состоянии осуществить до конца план Вэнса по Хорватии на занимаемых ими территориях. Ф. Туджман не исключил возможности отказаться в будущем от услуг "голубых касок"и заручиться поддержкой со стороны НАТО.

 ХОРВАТСКАЯ АРМИЯ ПРОДОЛЖАЕТ БОИ В СЕРБСКОЙ КРАИНЕ!

 Несмотря на заявление президента Ф. Туджмана о прекращении военных действий на территории Краины, крупномасштабная операция хорватских вооруженных сил здесь продолжается.

 Радио Книна сообщило о том, что хорватские артиллерия и танки третьи сутки продолжают обстрел города Бенковац, в котором имеются большие разрушения, вспыхнули пожары. Несколько тысяч беженцев, в основном старики, женщины и дети, покинули город и спасаются от бомбардировок в окрестных селах. Ожесточенные бои идут и на окраине города Обровац. Атаки отражают сербские милицейские подразделения и отряды добровольцев. Сербские части заняли оборону на оборудованных ранее контрольных пунктах, покинутых <<голубыми касками>>после нападения на них хорватской армии. Двое французских военнослужащих из состава <<голубых касок>>погибли, трое получили ранения, попав под артиллерийский обстрел.

 В Загребе в Геншабе сообщили, что операция в Краине и на севере Далмации развивается успешно. Войсками заняты Масленица и тамошний мост стратегического назначения, аэродром Земуник. Армия полностью взяла под свой контроль шоссе Масленица-Земуник-Задар. Таки и артиллерия с боем продвигаются вперед и на других направлениях. Овладеть плотной гидростанции<<Перуча>>пока не удалось - она находится под защитой кенийского батальона. Агенство ТАНЮГ передало, что Книн наполняется беженцами, но обстановка в городе нормальная, работают все учреждения и предприятия. По всей Краине продолжается срочная мобилизация. По 300 добровольцев, желающих сражаться за дело сербов, ежедневно записываются в Белграде в бюро Республики Сербской Краины. В Белграде под председательством президента СРЮ Д. Чосича состоялось заседание Верховного совета обороны. Генштабе югославской армии поручено привести части в состояние боевой готовности. Объявлено, что в соответствии с обязательствами, вытекающими из плана С. Вэнса, югославская армия в случае продолжения хорватской агрессии возьмет под свою защиту население Краины. Вместе с тем, подчеркивается, что Союзная Республика Югославия выступает за продолжение мирных переговоров в Женеве.

 Переговоры в Женеве 25 января продолжались, но интервенция в Краине поставила их под явную угрозу срыва. Поддержка мирного плана Вэнса-Оуэна по Боснии невозможна при нарушении плана Вэнса в Хорватии. Об этом заявил лидер боснийских сербов Р. Караджич. Он сообщил журналистам, что если Хорватия не прекратит агрессию против Краины и не выведет с ее территории войска, а Совет Безопасности и международное сообщество не накажут агрессора, то сербы сочтут дальнейшее участие в переговорах бесполезным.

 25 января, возвратившись из Женевы, президент С. Милошевич принял присягу на верность народу на первой сессии сербской Скупщины нового состава. Главные цели сербского руководства, по его словам, -достижение мира, развитие экономики и борьба с преступностью. Социалисты в Скупщине, как и ранее, имеют больше всех мандатов-101 из 250. Председателем сербского парламента избран тридцатидевятилетний социалист Зоран Лилич. Формирование правительства С. Милошевич поручил тоже социалисту сорокачетырехлетнему Николе Шаиновичу, в старом кабинете он был вице-премьером.

  К сожалению, последние данные с переговоров по разрешению кризиса в бывшей Югославии мирным путем неутешительны. Сербия продолжает отказываться подписать мирный план Вэнса-Оуэна. Это неминуемо приведет к новым активным боевым действиям всех участвующих в конфликте сторон. Амбиции сербских политиков под давлением патриотов сербской нации пока берут верх над здравым смыслом. Человеческие жертвы в расчет не берутся. Остается лишь надеяться что все же политики придут к разумному компромиссу. Пока же за нежелание лидеров прийти к взаимовыгодному решению расплачиваются мирные жители, льется невинная кровь. Гибнут и военнослужащие из числа контингента по поддержанию мира ООН. Из-за их пассивности они все чаще подвергаются нападению боевиков из противоборствующих сторон. А ведь в их числе есть и российский батальон. Нерешительность лишь увеличивает количество жертв этой нелепой войны.

 В СЕРБСКОЙ КРАИНЕ ПРОДОЛЖАЮТСЯ ОЖЕСТОЧЕННЫЕ БОИ!

Третью неделю с Сербской Краине продолжаются ожесточеные бои. Хорватские вооруженные силы, вторгшиеся на территорию зоны, охраняемой силами ООН, пытаются развить свой успех на стратегических направлениях Масленица-Обровац, Задар-Бенковац и Биоград-Бенковац.

  Во многих городах Хорватии проводится срочная мобилизация резервистов, сражающаяся армия пополняется танками, тяжелой артиллерией, минометами. Освоились с обстановкой на фронтах и сербские формирования, выдержавшие внезапный натиск хорватов.

 В Книне в минувшую субботу представитель штаба сербских войск подтвердил на пресс-конференции сообщение о том, что хорватское наступление остановлено, однако бои на стратегических направлениях еще не утихли. Представитель штаба сказал, что за время боевых действий сербские вооруженные силы потеряли 92 человека убитыми, 304 бойца ранены. По сведениям штаба, хорватская сторона потеряла убитыми и ранеными около трех тысяч солдат и офицеров. Сербские войска повсюду уверено держат активную оборону с применением танков.

 Напряженной остается обстановка и в других районах Краины, которые находятся под зашитой<<голубых касок>>. Спорадические выстрелы с хорватской стороны раздаются в окрестностях города Карловац, Сисак, Осиек, Винковци. В секторе <<Восток>>, где расположен российский батальон сил ООН, хорваты попытались нанести бомбовый удар с воздуха по сооружениям нефтяного месторождения у села Джелетовци. Однако, как сообщили сербские источники, диверсия не удалась. Хорватский бомбардировщик после прицельного обстрела произвел вынужденную посадку, а экипаж спасаясь от плена попал на минное поле...

В субботу 17 транспортов совершили посадку в аэропорту  Бутмир, а 7 февраля приземлился только один служебный самолет из управления силами ООН. Причина-очередное нападение с земли на безоружный немецкий самолет. один из членов экипажа ранен.

САРАЕВСКИЙ АЭРОПОРТ ВНОВЬ ОТКРЫТ ДЛЯ ПРИЕМА ГУМАНИТАРНОЙ ПОМОЩИ!

 Меньше двух суток длился вынужденный запрет на доставку по воздуху гуманитарной помощи в Сараево. Местный аэропорт Бутмир был закрыт в минувшую субботу после обстрела с земли немецкого воздушного транспорта над территорией Краины в 15 километрах к югу от города Карловци.

 Свидетелями нападения на безоружный самолет стали представители миссии ООН в Хорватии, которые заявили о том, что огонь по нему открыли сербские боевики. Один из членов экипажа-40-летний младший офицер -получил тяжелое ранение и подвергся сложной четырехчасовой операции в Загребе. Сейчас его жизнь, по свидетельству врачей, вне опасности.

 На Загребском аэродроме специалисты установили, что самолет был обстрелян из 23-миллиметрового зенитного орудия и его фюзеляж получил множество пробоин.

 Однако представители командования сербских вооруженных сил в Краине, как сообщило Белградское телевидение, сняли с сербской стороны ответственность за расстрел безоружного самолета с продуктами питания и лекарствами на борту, утверждая, оборона не располагает орудиями упомянутого калибра. К тому же на сей раз полет из Загреба в Сараево не был согласован с сербскими властями в Книне, а экипаж по неизвестной причине уклонился от<<гуманитарной трассы>>.

... А война продолжается

 Тем не менее, руководители Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, принимая во внимание катастрофическое положение голодающих жителей Сараево, решили возобновить доставку продуктов и лекарств в город по воздушному мосту. В полдень 8 февраля в аэропорту Бутмир приземлились три транспорта, а во второй половине дня-еще13.

 В этот день бои в Боснии и Герцеговине продолжались между мусульманами и сербами (на востоке республики) , хорватами и мусульманами (в центральной части) , хорватами и сербами (на севере) . А в районе Сараево объединенные мусульманско-хорватские силы сражались против сербских формирований.

ВОЙНА, СТЫДЛИВО ИМЕНУЕМАЯ КОНФЛИКТОМ  

Ровно год назад Европейское сообщество признало независимость этой бывшей югославской республики во главе с лидером мусульман Алией Изетбеговичем и тем самым, хотело оно того или нет, выпустило из бутылки страшного джинна войны практически у себя на пороге "Югославия в миниатюре"-как некогда, в более светлые времена для этой страны, называли Боснию и Герцеговину, раскололась на три враждебных лагеря - сербский, мусульманский и хорватский. Даже сегодня нет единого мнения о том, какая война ведется на холмистых боснийских просторах: гражданская, религиозная, или вопрос заключен в тривиальном завоевании территорий? сербский лидер Радован Караджич, например, склонен считать, что все вышеперечисленные определения в одинаковой степени имеют право на жизнь. И с его мнением трудно не согласится. Годовщина начала кровавой резни прошла под знаком неповиновения боснийских сербов решению всего мира помирить либо развести по углам зарвавшихся драгунов. План Вэнса-Оуэна без промедления подписали хорваты, увидев, что он им приносит "лишние" земли. Сложнее обстоят дело с мусульманами, хотя они получали жирные куски экземпляр развитых областей, где сосредоточено 2/3 военных промышленных предприятий, залежи полезных ископаемых и тому подобное. Однако они предпочитали иностранную военную интервенцию и тянули со всей подписью до тех пор, пока не убедились, что сербы ни при каких обстоятельствах этого не сделают. Другими словами, Алия Изетбегович подмахнул план Вэнса-Оуэна, оставалось верным своей теории, согласно которой только иностранные штыки спасут Боснию от"сербской агрессии". Почему же сербы все-таки подписали документы по мирному урегулированию, согласно которым Босния и Герцеговина делятся по этническому принципу на 10 полуавтономных провинций, сохраняя таким образом единое государство? Сербы прежде всего недовольны разделом территорий. Который международный эксперимент кропотливо перенесли на географические карты. Главный принцип этой картографии заключен в том, чтобы, учитывая спорность многих земель и смешанный состав населения, не дать возможности Боснии и Герцеговине в будущем развалится на 3 национальных куска.

Делалось это во многом с оглядкой на бывший Советский Союз. Давайте только на секунду представим, что произойдет, если, скажем в Казахстане, Татарстане или Прибалтике тамошние исконные жители заявят, что ни при каких условиях не хотят жить вместе с русскими. Подобное стремление к размежеванию по национальному признаку грозит мощным взрывом воин и конфликтов, способным приобрести великие масштабы. Поэтому к решению кризиса в Боснии нельзя подходить по упрощенным рецептом известного героя Булгакова - взять и все поделить! Между тем именно такую концепцию больше предпочитает Сербская сторона. Она считает, что три национальных кантона - вещь вполне приемлемая, более того, единственно  верная, Для сербов, может быть, да, но не для всего мира.

Между тем необходимо признать, что сам план Вэнса-Оуэна далек от совершенства, чего не отрицают и его авторы. Но, как это ни парадоксально, альтернативы ему пока нет. Что не устраивает в нем конкретно сербов? В принципе они согласились с его общими статьями, но не приняли главного-администратора границ внутри будущего государства, а также тех земель, которые отошли к ним. В отличие от мусульман и хорватов, сербам достались в основном слабо развитые в промышленном отношении районы. Как выразился один белградский комментатор: "Мы получили лишь камни да гремучих змей в придачу". Кроме того, сербам придется вернуть большинство территорий, завоеван в ходе боевых действий дорогой ценой-жизнями собственных солдат. От этого так просто не отказываются. Политика, отважившегося на подобный шаг, обычно придают анафеме. В этой связи характерно высказывание одного из охранников Радована Караджича, который находится с ним круглосуточно. Он без обиняков заявил нам: "Мы его повесим на первом же фонарном столбе, если он поставит свою подпись". Вряд ли это может относится к разряду"черного юмора". У нас нет никаких сомнений, приговор будет незамедлительно приведен в исполнение. Да и сам Караджич не раз в неофициальных беседах говорил о дамокловом мече расправы, висящим над ним. Поэтому в наиболее щекотливых вопросах лидер боснийских сербов не решается брать на себя непосильную ответственность, а старается переложить тяжесть решения на Скупщину-парламент Сербской Республики, депутаты которой славятся своим радикализмом.

Последнее заседание парламента боснийских сербов, проходившее в конце прошлой недели в городе Билеча, однозначно дало негативную оценку плану Вэнса-Оуэна: "Картам-нет, миру-да", -единодушно, большинством голосов, наложили свой вердикт депутаты боснийских сербов, целиком отдавая себе отчет в том, чем им это грозит. "Если мы не согласимся с планом Вэнса-Оуэна, то не следует заблуждаться в том, что угрозы международное сообщество новыми санкциями и еще большим давлением на сербов не будут выполнены. Мы стоим перед выбором-либо согласится с диктатором, либо не покорится ему, -заявил Родован Караджич в своем выступлении перед депутатами. Далее он подчеркнул, что принятие карт в их нынешнем виде грозит сербам этническими чистками и возникновением десятка Нагорных Карабохов в Боснии и Герцеговине. Возникает вопрос: что же дальше? На что рассчитывает сербская сторона, собственноручно подписывает себе приговор, который включает абсолютную международную изоляцию и изгнание из мирового сообщества, так как слабы надежды сербов на попустительство остального мира по отношению к их железобетонной позиции. Между тем выход-хорош он или плох, покажет время-был найден на том же заседании парламента в Билече. Там впервые открыто прозвучал тезис об объединении всех сербов и их территорий в единый союз, конечно, можно сразу же навесить ярлык, что, кстати, уже и сделали на Западе, мол, вот она "Великая Сербия", ату ее! Однако, вряд ли стоит делать столь скоропалительные и односторонние выводы.

 За счет работы в формирующейся хорватской армии.

 Нельзя однозначно сказать, насколько международное признание Хорватии повлияет на укрепление политической стабильности в ней. Возможно, чисто психически оно возродит на короткое время обстановку эйфории в связи с осуществлением "тысячелетней мечты"хорватского народа. Однако реальное положение дел в республике легкого будущего не сулит. Как местные, так и зарубежные наблюдатели предсказывают новому государству даже при условии окончания войны бурные времена политических и социальных потрясений. Впрочем, не исключено и продолжение войны.

 Известно что стабильность Югославии всегда держалось на взаимоотношениях двух республик - Хорватии и Сербии. Формально Сербия, Крупнейшая югославская республика, находится в стороне от конфликтов в Хорватии (а ранее-в Словении) . Первоначально она твердо придерживалась превращения Югославии в обновленную федерацию: выступало за модель, предполагавшую достаточно широкую самостоятельность республики, но с очень сильным центром. Распад федерации означала для Сербии ослабление ее ведущей роли в сообществе югославских республик, ухудшение положения сербов, живущих в других республиках, и, наконец, усиление центральных тенденций в самой Сербии. (Автономные края этой республики-Воеводина и Косова-и без того все больше выходили из ее подчинения, превращались фактически в самостоятельных субъектов СФРЮ. Особенно болезненно оказалась проблема Косова) . Поэтому с порога были отвергнуты тогдашние предложения Словении и Хорватии о конфедеративном устройстве страны. Сербское руководство осудило и провозглашение данными республиками независимости, назвав эти акты противозаконными, угрожающими целостности СФРЮ, таящими в себе опасность гражданской войны. С целью пресечения действий сепаратистов оно настаивало на решительных действиях союзных органов и ЮНА, чтобы положить конец военным действиям в этих республиках.

 Тем не менее по мере развития событий в стране появились некоторые изменения и в позиции Сербии. К примеру, здесь относительно быстро смирились с уходом из Югославии Словении и полностью поддержали вывод частей Югославской народной армии с территории республики. Словения для них не главное, ибо первоочередная задача-решение территориальных споров с Хорватией. Во главу угла всех усилий республики была поставлена задача обеспечить всестороннюю поддержку хорватским сербам, взять их под свою защиту.

 Руководства Сербии твердо стоит на том, что самоопределение хорватского народа нельзя связывать с отделением республики в ее нынешних границах. В случае выхода Хорватии из югославской федерации вопрос о внутренних границах следует решать на основе права и других народов на самоопределение(заметим, что данное положение никоим образом не относятся к албанскому населению автономного края Косово, входящего в состав Сербии) . При этом руководство недвусмысленно подчеркивает, что речь идет также о сербах, проживающих в других республиках, прежде всего в Боснии и Герцеговине.

  Черногория до недавнего времени солидаризировалось с руководством Сербии практически по всем принципиальным политическим вопросом и выступала за модель"прочной югославской федерации". Но в свете бурных событий связанных с односторонним провозглашением Словении и Хорватией независимости, руководство этой республики также внесло коррективы в свою позицию; чтобы конкретно способствовать успеху Гаагской конференции, речь можно вести о союзе суверенных государств и только при изменении внутренних границ.

 Серьезная эволюция в вопросе о будущем устройстве Югославии произошла в позиции Македонии. После решения Хорватии и Словении о независимости руководство этих республик как бы пытается наверстать упущенное и не отстать от "северных"республик. Итоги проведенного здесь в сентябре 1991 года плебисцита фактически означали изменение государственного статуса Македонии - республика перестает быть прежней федеральной единицей СФРЮ и приобретает статус самостоятельного государства. В продолжение начатой линии парламент Македонии не так давно принял решение обратится к Европейскому Сообществу с просьбой признать ее независимость.

 До сих пор здесь было относительно спокойно, но в самые последние дни обстановка значительно обострилась. Ее соседка-Греция продолжает настаивать, чтобы Республика Македония сменила название на "Республику Сколье" (по имени столицы) . Согласно греческой версии, македонской нации просто не существует. Другая соседка-Болгария, также не признающая ни македонскую нацию, ни македонский язык, тем не менее признала Македонию под ее теперешним  именем. Болгар беспокоит другое: растущая, по их сведениям, активность федеральной армии на территории республики.

 По мнению многих ответственных и зарубежных обозревателей, ключ к развязке югославского кризиса нужно искать совсем в другой республике, а именно в Боснии и Герцеговине. Распад СФРЮ на самостоятельные государства может обернутся крахом для этой многонациональной республики. (В Боснии и Герцеговине практически в одинаковой пропорции представлены 3 этнические группы: сербы (30%) , хорваты (20%) , мусульмане(40%) . До сих пор спорным остается вопрос: кто такие мусульмане-силаницированные сербы или хорваты?) , поскольку с точки зрения права народа на самоопределение она является совершенно искусственным образованием. Если один из живущих здесь народов пожелает отделиться, то автоматически территориальная целостность Боснии и Герцеговины будет поставлена под вопрос. Как бы там ни было, ни Сербия, ни Хорватия не скрывают, что в случае передела Югославии республика будет разделена и прекратит свое существование. Поэтому в свете определения будущего устройства страны именно Босния и Герцеговина выдвинулись на первый план политических событий.

  Под влиянием событий в Словении и Хорватии обострились противоречия между национальными партиями этой республики. Сербская демократическая партия и Хорватское демократическое содружество четко следуют курсу "материнских республик", а мусульманской партии демократической акции, ранее пытавшейся хоть как-то сохранить нейтралитет, все труднее оставаться на этой позиции.

  Картина кризиса будет далеко не полной, если хотя бы кратко не сказать о ситуации во входящем в состав Сербии автономном крае Косово. Этот регион, где проживают главным образом албанцы(около трех четвертей населения) , многие годы является одним из самых нестабильных и взрывоопасных в стране. События в Словении и Хорватии подчеркнули сепаратистские процессы в крае. Вновь, не без помощи Тираны, активизировались голоса в поддержку создания в перспективе единой Албании, а поначалу - преобразования Косово в республику.

  Несмотря на официальный запрет сербских властей, организованно действует и набирает силу албанская оппозиция, претендующая в крае на "параллельную власть". Политическая напряженность усиливается. Все это дает основание многим аналитикам югославских событий заявить о возможности возникновения в Югославии "южного фронта". К тому же есть опасения, что Словения и Хорватия, имеющие прямой выход на "сепаратистов"Косово, могут спровоцировать беспорядки албанцев с целью расшатать возглавляемый С. Милошевичем сербский "коммунистический режим", вынудить его действовать на нескольких "фронтах".

  В условия острого кризиса наступил паралич высших федеральных органов власти. Скупщина СФРЮ давно уже недееспособна, ибо "мятежные республики"отозвали из парламента своих депутатов. Президиум СФРЮ, коллективный глава (президент) государства, также не правомочен принимать решения ибо его покинули представители Словении, Македонии, Боснии и Герцеговины. И даже сам как отозван Собором Хорватии.

 Дольше всех "держалось"  Союзное исполнительное вече - югославское правительство. Пожалуй, именно оно наиболее активно отстаивало идею обновления государства. И это понятно. Для перехода к рынку и проведения связанных с ним реформ необходимо сохранение обще-югославской экономического пространства, единой валюты, системы связи, транспорта, энергоснабжения. Активнейшим проводником этой политики был премьер-министр А. Маркович. Его программа преобразования экономики страны была признана ведущими экономистами и финансистами мира.

  Однако те, кто сейчас заседает в Скупщине и Президиуме СФРЮ, буквально заставили правительство разработать проект бюджета несуществующего государства на 1992 год. Его главным и, пожалуй, единственным назначением было: обеспечить боевые действия югославской армии на фронтах Хорватии. Именно на эти цели предназначалось 86% всех расходов. А так как большинство республик перестали отчислять средства в федеральный бюджет, то остался один путь-работающий на полных  оборотах печатных станок. Это означало бы окончательный крах всех реформ с непредсказуемыми социальными последствиями. И Маркович решил оставить свой пост.

 Центробежные процессы в Югославии столь сильны, что они уже привели к фактической ликвидации обще-югославского экономического пространства, к разрыву складывавшихся десятилетиями многочисленных хозяйственных связей между республиками, отдельными отраслями промышленности, фирмами и предприятиями. "Экономическая война", разгоревшаяся между Сербией, с одной стороны, и Словенией и Хорватией-с другой, достигла предельной остроты. Принятие Любляной и Загребом решения о введении собственной валюты подорвали единую валютно-финансовую и банковскую систему страны. В крайне тяжелом положении находится транспорт.

  Все это, вместе взятое, уже привело к тому, что в новый 1992 год Югославия вступила с сокращением промышленного производства на 30 процентов. Разрыв уже подписанных между предприятиями и фирмами договоров, перебой или даже прекращение материально-технического снабжения вынудили многие фирмы свертывать производства, освобождать тысячи неожиданно "лишними"людей. Сокращается экспорт и импорт. Мы уже не говорим о прямом ущербе, нанесенном Хорватии(а следовательно, и стране) в результате военных действий.

   Каков же суммарный ущерб от полугодовых вооруженных столкновений? По разным источникам он составляет от 10,5 миллиардов до 20 миллиардов долларов.

 Распад югославского дома на отдельные квартиры резко понизил жизненный уровень населения. В результате политическая напряженность, определяющая общественный климат Югославии, все больше дополняется грозящей взрывом напряженностью социальной.

Анализ происходящих в СФРЮ драматических процессов, несмотря на всю их скоротечность, стихийность и порой непредсказуемость, позволяет сделать следующие выводы.

  Современную ситуацию в межнациональных отношениях в Югославии нельзя оценить иначе, как ситуацию вялотекущей межэтнической войны.

  Национализм, является бичом страны с 1918 года, сдерживался лишь силой политического авторитета И. Броз Тито. Однако сейчас, когда коммунистическое движение в большинстве югославских республик потерпело поражение(во время первых многопартийных выборов коммунисты остались у власти только в Сербии и Черногории) , монстр"национализма" начал снова свою подрывную "деятельность", угрожая единству этого многоликого государства.

  После смерти Тито в 1980 году кончилось время главенства идеи юго-славянства, братство и единства народов и народностей Югославии.

 Один за другим всплыли на поверхность нерешенные вопросы, дали о себе знать допущенные более чем за четыре десятилетия ошибки и деформации, вспыхнули тлевшие несколько лет межнациональные конфликты. В тугой узел переплелись проблемы социально-экономические, государственно-правовые, демократические, проблемы развития культуры, языка и других. Актуальным стал лозунг о праве народов на самоопределение вплоть до отделения.

  Сепаратизм, замешенный на националистических настроениях в его крайне экстремистских проявлениях, остается одним из основных, если не главным, источникам кризиса. Дух национального ренессанса - характерная особенность политики большинства ведущих политических партий и движений в Югославии. Многие исследователи приходят к заключению, что в стране происходят процессы, больше напоминающие национально-демократические революции. А это с учетом многонационального состава югославского сообщества обуславливали их особый драматизм.

  Война между сербами и хорватами задает много загадок. И тем не менее ее можно свести к сравнительно простой формуле: здесь с запозданием по меньшей мере в одно столетие утверждается национальная идея. Тут мы имеем дело с глубинным и достаточно протяженным во времени историческим процессом  складывания и самоутверждения наций. И, так показывает исторический опыт, этот процесс неотделим от стремления нации в конечном счете к созданию собственной государственности. Самоутверждение автономий, их конфликты с республиками, обретающими самостоятельность, -это сегодня главная причина межнациональных противостояний и конфликтов в Югославии. С большей или меньшей уверенностью можно утверждать: обретение независимости всеми югославскими республиками неизбежно. Не ясно иное: как решить вопрос о "спорных территориях"?

   Итак, исходя из вышесказанного, война в Югославии - это не война между Хорватией и Сербией, а это война хорватов, отстаивающих свое право на отделение от СФРЮ в существующих ныне республиканских границах, и хорватских сербов, не желающих жить с хорватами в едином государстве и признающих за собой право самим решать свою судьбу. Поэтому первостепенное значение для развязки югославского кризиса имеют отношения между Сербией и Хорватией, состояние которых всегда определяю обстановку в стране. Главную роль в противостоянии двух республик будет играть вопрос о внутренних границах. Только его урегулирование позволит снять напряженность и начать конструктивные переговоры о будущем устройстве Югославии.

  Нет сомнения, что поиск приемлемых основ такого соглашения - дело весьма трудное: насколько в тугой узел переплелись политические, экономические, этнические, религиозные и другие проблемы, настолько велики различия в позициях сторон. А если принять во внимание прямое вооруженное противостояние, возникшее сначала в Словении, а затем в Хорватии, когда в ходе братоубийственных столкновений пролилась кровь, то эти усилия вообще могут показаться никчемными. Но это на первый взгляд, ибо каждая из сторон все же осознает, что выход из тупика нужно искать и без совместных усилий здесь не обойтись.

  С учетом диаметрально противоположных подходов к данному вопросу из приемлемых моделей, по-видимому, может стать та, которая окажется приемлемой для обеих сторон. Суть ее - заключение на переходный период договора о трансформации СФРЮ по образцу ЕС в "югославское экономическое сообщество", которое строилось бы на признании суверенитета всех республик и предполагало бы согласование общей линии в области внешней политики и обороны.

  На оптимистической ноте начались первые дни нового, 1992 года. В Белграде представители 160 различных партий приняли конвенцию о новой Югославии. В Сараево Сербия и Хорватия достигли соглашения об "абсолютном прекращении огня". Во многом ожидания сейчас связываются с размещением войск ООН в охваченных конфликтом районах. Удастся ли положить конец многомесячному сербскохорватскому военному столкновению? Очередное, 15-е перемирие в основном пока соблюдается. Но до скончания югославской драмы, вероятно, еще далеко. Вместе с тем распад Югославии приобрел официальный характер. На карте Европы появились два новых государства. Вслед за двенадцатью странами ЕС эти новые государства на Балканах признали Швейцария, Австрия, Венгрия, Болгария, Польша, Чехословакия, Канада, Украина. Признал независимость католических республик Югославии-Хорватии и Словении-и Ватикан, вернув тем самым войну на Балканах к ее религиозным истокам. США, в свою очередь, вновь подтвердили независимость своей позиции: официального признания независимости не будет. Открытым остается вопрос о Македонии, Боснии и Герцеговине, в отношении которых у Европейского Сообщества нет пока четкого мнения. Ожидает своего признания еще одно независимое югославское государство-Республика Сербская Краина, провозглашенная хорватскими сербами.

  Никто сегодня не может сказать, по какому пути пойдет процесс формирования новых государств, возникших из бывших югославских республик, и каким образом они будут взаимодействовать. Югославский кризис в целом еще не преодолен. Прежде всего, далеко не закончена сербско-хорватская война. Пока в Белграде существует национал-коммунистический режим президента С. Милошевича, а хорватские власти не обеспечат на деле прав сербского меньшинства в республике, потенциальная возможность конфликта будет сохранятся. Но это лишь одна из проблем.

  Ведь и саму Сербию ожидает неминуемый раскол: албанцы, живущие в автономном крае Косово, стремятся к воссоединению с исторической родиной. Жесткая политика федеральных властей прошлых лет в отношении албанского населения не оставляет никаких надежд на то, что события будут развиваться как-то иначе. И тогда на повестку дня немедленно встанет вопрос защиты прав сербского православного меньшинства мусульманском Косове. Так обязательно случится потому, что(и это показал опыт СССР, да и самой СФРЮ) подавлявшиеся тоталитарными режимами национальные и религиозные чувства, получив выход, зачастую приобретают весьма непривлекательные черты.

 Если вспомнить и о существовании венгерского меньшинства в другом автономном крае сербской республики - Воеводине, и о возможном христианско-мусульманском противостоянии в Боснии и Герцеговине, становится ясно-"трупный яд"национально-конфессиональных конфликтов долго еще будет развиваться по останкам югославской федерации.

  К этому следует добавить и то, что назревают противоречия в отношениях между руководством Сербии и недавно провозглашенной Республики Краина. В Краине выступают против размещения сил ООН по поддержанию мира. Нельзя забывать и недавние слова президента Хорватии Ф. Туджмана о том, что после признания его республики начнется борьба за возвращение каждой завоеванной пяди ее территории.

  Итак, до спокойных времен еще далеко. Западные дипломаты выражают обеспокоенность тем, что процесс дезинтеграции СФРЮ может привести к усилению противоборствующих территориальных притязаний по всему Балканскому полуострову.

  В Белграде на положении дел смотрят не так мрачно. Заместитель председателя Президиума СФРЮ Б. Костич (представитель Черногории) в интервью журналу"народная армия"сказал, что в поддержку создания новой Югославии вполне определенно высказались Сербия, Черногория, а также сербский народ, проживающий в Хорватии, Боснии и Герцеговине. Как считает Президиум СФРЮ, территория новой-"третьей"Югославии могла бы составить 72 процента от площади нынешнего государства. Именно за формирование такого государства и ведется политическая борьба (особенно в Боснии и Герцеговине) .

  Постепенно выкристаллизовываются и принципиальные основы будущего. Скорее всего, это будет федерация, в которой всем федеральным единицам будет предоставлено максимальная самостоятельность. У членов федерации сохранятся и общие институты, ведающие вопросами обороны, внешней политики, гарантирующие соблюдение прав человека, обеспечивающие единый рынок и единую денежную систему. Вместе с тем каждая составная часть федерации сможет  и сама развивать отношения с другими государствами.

  Не вызывает сомнения тот факт, что в создании нового государства главная роль вновь отводится Сербии. Это полностью отмечаем ее политическим и военным целям, руководство республики выступает за сохранение малой (или"усеченной") Югославии с народами и республиками, которые желают остаться в ее составе. Однако в Белграде не спешат с окончательным утверждением "малой"Югославии. Предстоит провести переговоры о границах нового государства. Кроме того, Белград политическими и дипломатическими средствами пытается обеспечить правопреемственность новой Югославии - прежде всего путем обращения к Генеральной Ассамблее ООН.

  Однако, вышеобозначенные позитивные тенденции далеко не столько сильны, чтобы снять всю остроту кризиса. Словом, обстановка в стране по-прежнему остается исключительно напряженной, сложной, во многом противоречивы. Не исключено, что албанцы, живущие в автономном крае Косово, могут начать восстание против "сербского засилья".

   Размышляя о перспективах развития в 1992 году, многие наблюдатели приходили к крайне пессимистическим выводам. По их мнению, война будет вестись до полного истощения сторон, а в конфликт  будут вовлечены новые республики. И лишь доведя свои государства до полного развала, противники будут вынуждены начать переговоры.

 Но так или иначе, развязка югославской трагедии все же приближается. Хотелось бы верить, что новая попытка разрешить югославский кризис окажется более удачной.

  А пока надо признать: прежней Югославии больше нет, и это очень неблагоприятно с геополитической точки зрения. Рушатся налаженные политические и экономические связи, опасно дестабилизируется обстановка на Балканах, закладываются очаги новых конфликтов и напряженности. И непонятно пока, какую роль в жизни Европы будут играть рождающиеся на месте Югославии новые самостоятельные государства. Какой она станет, видимой, покажет только будущее.

 ВАШИНГТОН ПОДДЕРЖИВАЕТ ПЛАН Вэнса-Оусна, НО С ОГОВОРКАМИ!

  К понедельнику США обещали представить проект резолюции Совета Безопасности ООН с изложением своего подхода к урегулированию боснийского кризиса.

Пока же этот подход продолжает оставаться весьма неясным. С одной стороны, Вашингтон вроде бы намерен поддержать план Вэнса-Оуэна. Но с существенной оговоркой: только в том случае, если его одобрят все противоборствующие стороны. Известно также, что президент и его помощники работают над собственным решением проблемы, которая необязательно будет совпадать с предложениями сопредседателей Координационного комитета Лондонской конференции по бывшей Югославии,  Это не помешало лидеру боснийских сербов Р. Караджичу назвать<<вдохновляющими>>признаки того, что<<администрация Клинтона намерена поддержать политическое решение>>в Боснии и Герцеговине. <<Это имеет для нас решающее значение>>, -подчеркнул он.

 Что же касается плана Вэнса-Оуэна, то делегация боснийских сербов готова рассматривать его в качестве основы мирного урегулирования. Ее возражения вызывает лишь предложения разделить республику на 10 автономных провинций. С этим, по словам Караджича, можно согласится <<на 80 процентов>>, но  необходимо провести переговоры по<<некоторым деталям>>. В частности, сербский лидер не намерен уступать так называемый<<северный коридор>>, который соединяет населенные сербами районы Боснии Герцеговины с самой Сербией. <<Если отрезать эти части сербской Боснии, то это стало бы Нагорным Карабохом>>. -заключил Караджич.

 Высказался он и о преступлениях, которые приписывают сербам, назвав их <<пропагандой>>и <<ужасной ложью>>. <<Зверства совершают все стороны>>, -отметил Караджич, пообещав предать суду виновных.

 С. Вэнс и Д. Оуэн встретились в штаб-квартире ООН с делегацией Российской Федерации. Сопредседателем было сообщено, что Москва полностью поддерживает их усилия и будет всемерно способствовать тому, чтобы остальные страны, у которых все еще остаются сомнения на этот счет, высказали в поддержку плана мирного урегулирования боснийского кризиса.

 КРИСТОФЕР ЗАЯВИЛ КОЗЫРЕВУ, ЧТО АДМИНИСТРАЦИЯ США ПОДДЕРЖИТ ПЛАН ВЭНСА-ОУЭНА.

Как сообщил<<Известиям>>высокопоставленный российский дипломат, пожелавший остаться неназваным, госсекретарь США Уорен Кристофер, позвонив в ночь со вторника на среду министру иностранных дел России Андрею Козыреву, заявил о готовности администрации Билла Клинтона поддержать план Вэнса-Оуэна по мирному урегулированию в Боснии.

 Эта новость стала полной неожиданностью: в последнее время ходили упорные слухи о подготовленной в Вашингтоне альтернативной инициативе. Однако, в конце концов, Клинтон, судя по всему, согласился с аргументами своих западноевропейских союзников и России, поддержавших план Вэнса-Оуэна.

 Решение американцев в Москве встретили со вздохом облегчения. <<Теперь открываются реальные перспективы для воплощения в жизнь мирного плана. То, что российское руководство и новая администрация США выступают с единых позиций в этом сложном вопросе, -очень хороший симптом>>, -прокомментировал дипломат, входящий в ближайшее окружение Козырева.

 Между тем детали разработанной американцами инициативы просочились в печати. Франс Пресс приводит слова<<высокопоставленного сотрудника администрации Клинтона>>, что план, состоящий из четырех пунктов - дипломатического, военного, экономического и гуманитарного, предусматривает возможную отправку американских войск в Боснию в рамках международных сил. Эй-би-си сообщила, что численность американского контингента составит 15 тысяч.

 По данным нашего собеседника в МИД, детали американского плана Козырев и Кристофер не обсуждали. Однако он убежден, что инициатива Клинтона, о которой будет официально объявлено в ближайшие дни, не противоречит плану Вэнса-Оуэна, а напротив, направлена на его выполнение: американцы предоставят своих солдат в распоряжение ООН. Дипломат не исключил, что для реализации мирного плана будут привлечены и российские войска. Он сообщил также, что на вечер 10 февраля намечен телефонный разговор президента Клинтона и Ельцина - одной из главных тем будет ситуация в Боснии.

 Внимание мировой общественности обращено в эти дни к штаб-квартире ООН в Нью-Йорке, где обсуждается план урегулирования боснийского кризиса, известный как план Вэнса-Оуэна.

  Этот план поддерживает Союзная Республика Югославия, которая считает его <<наиболее полной и реальной основой для установления справедливого и прочного мира в Боснии и Герцеговине>>. Для Югославии, отмечается в заявлении, распространенном в штаб-квартире ООН, этот план не является идеальным. Однако содержащиеся в нем недостатки могут быть устранены в ходе дальнейших переговоров.

 Из Рима пришла весть о том, что Италия тоже активно поддерживает упомянутый план. Глава дипломатического ведомства страны Эмилио Коломбо заявил, что<<в нынешних условиях этот план служит единственной отправной точкой для урегулирования конфликта в бывшей Югославии. Конечно, это вовсе не означает, что он не может быть улучшен и усилен>>. <<В настоящее время мы с интересом ожидаем реакции со стороны администрации США, того, как она конкретизирует идеи, содержащие в этом плане>>, -сказал Э. Коломбо в ходе слушаний в сенатском комитете по иностранным делам.

 Характеризуя позицию России в отношении плана Вэнса-Оуэна, постоянный представитель Российской Федерации при ООН Юлий Воронцов отметил, что, по мнению российской стороны, необходимо, чтобы Совет Безопасности обеспечил решительную поддержку плану Вэнса-Оуэна как наиболее реальному в данных условиях. Этот план-результат работы многих стран, подчеркнул Ю. Воронцов.

 Что же касается самого обсуждения плана Вэнса-Оуэна, то генеральный секретарь ООН считает, что урегулирование боснийской проблемы затягивается по вине правительства Боснии и Герцеговины. <<На протяжении всего нью-йоркского раунда переговоров, -указал Бутрос Гали, -позиция боснийского правительства заключалась в том, что оно не выражало желания обсуждать вопрос ни о границах провинций, ни о временных договоренностях, касающихся правительства. Оно также отклонило предложение о проведении встреч с двумя другими сторонами>>.

   В интервью Белградскому телевидению перед отлетом из Парижа, где он встретился с С. Вэнсоном и Д. Оуэном, С. Милошевич заявил, что сербская сторона давно согласилась с принципами мирного плана Вэнса-Оуэна. Однако для сербов в Боснии оказалось неприемлемой предложенная карта по разделу республики на десять полуавтономных провинций.

 По мнению президента Сербии, вопрос о территориальном переустройстве Боснии и Герцеговины, о границах между ее провинциями и о коридорах сообщения между ними должны решать только сами участники конфликта. Прежде необходимо добиться на переговорах в Нью-Йорке соглашения о так называемом<<военном пакете>>, чтобы во что бы то ни стало прекратить военные действия. А в условиях мира и нормальной атмосферы, считает он, переговоры были бы продолжены, в том числе и о детальном разделе территории в Боснии на десять регионов. По сообщению корреспондента белградской газеты<<Политика>>, в этом его поддержал и Ф. Миттеран.

 Милошевич заявил также, что все три<<конституционных народа>> Боснии и Герцеговины имеют право на выражение своего мнения и только с учетом всех интересов можно разрешить конфликт. Президент Сербии обещал Миттерану и сопредседателям Координационного комитета Лондонской конференции по бывшей Югославии оказать свое содействие в продолжении нью-йоркских переговоров.

 Милошевич сказал, что делегация боснийских сербов прибудет в Нью-Йорк в начале будущей недели. Мусульманские источники сообщили, что А. Изетбегович тоже намерен в начале будущей недели вылететь в Нью-Йорк.

 А тем временем обстановка в восточных районах Боснии продолжает оставаться напряженной. Несколько дней пытался быть посредником в переговорах между воюющими сторонами командующий силами ООН в Боснии французский генерал Ф. Морийон. Он уже провел переговоры с сербскими властями об эвакуации мусульман из блокированных городов, а также обещал им оказать содействие в эвакуации сербского населения из Тузлы, города, который находится в руках мусульман. Ф. Морийон лично возглавил конвой гуманитарной помощи в город Сребреницу, уже много дней отрезанный от внешнего мира.

 Но, по сообщению агентства ТАНЮГ, часть конвоя с гуманитарной помощью была остановлена мусульманами в районе городка Коневич-Поле.

ЛИТЕРАТУРА

МАТЕРИАЛЫ ГАЗЕТ "НЕЗАВИСИМАЯ", "ИЗВЕСТИЯ" И "ПРАВДА" ЗА 1993 ГОД.

 А ТАКЖЕ ИСТОРИКО-ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА "КЕНТАВР", МАРТ-АПРЕЛЬ 1992 ГОДА.

Форум
Открылся форум WorkLib.ru