Рефераты по юриспруденции




Поиск документов на сайте

Экономическая и организованная международная преступность

Содержание

Введение……………………………………………………………………………..3

Глава 1. Международная преступность…………………………………………....8

1.1. Понятие и признаки транснациональной экономической и

организованной преступности……………………………………………..….8

1.2. Основные транснациональные преступные организации…………………..15

1.3. Транснациональная организованная преступность в России……………….21

Глава 2. Международное сотрудничество в борьбе с преступностью……….…29

2.1. Понятие международной борьбы с преступностью, ее особенности и

формы……………………………………………………………………………….29

2.2. Борьба с преступностью на основе многосторонних соглашений…………33

2.3. Контроль над наркобизнесом и борьба с незаконным оборотом

наркотических средств и психотропных веществ………………………………..39

2.4. Международный терроризм. Система и принципы международного

сотрудничества в борьбе с терроризмом………………………………………….56

2.5. Международные органы по борьбе с преступностью. Международная

организация уголовной полиции (Интерпол)…………………………………….63

2.6. Институт экстрадиции…………………………………………………...……71

2.7. Новые тенденции в борьбе с международной преступностью……………..76

Заключение…………………………………………………………………………81

C писок использованной литературы………………………………….….. ………87

Введение

Общепризнанным является факт глобализации (транснационализации) преступности, сопровождающей глобализацию экономическую. Глобализация заключается в слиянии национальных экономик в единую общемировую систему. Этот процесс определяется рыночными, а не государственными силами. Он генерирует трансконтинентальные и межрегиональные потоки, создает глобального масштаба взаимозависимость. И самое главное: глобализированная экономика представляет собой качественно новое явление в виде целостной единой международной системы, что объективно требует и соответствующей политической интеграции.

В литературе небезосновательно отмечается, что глобализация стимулировала появление “мафиозного мира”; итальянцы продают в Европе колумбийские наркотики, российские группировки покупают у японских краденые автомобили, албанские банды перевозят азиатский героин для турецких картелей. Транснационализация преступности особенно заметно проявляется в таких ее формах, как нелегальная миграция и торговля людьми; терроризм, торговля оружием, наркобизнес, коррупция, отмывание грязных денег и т.п.

В подтверждение вышесказанного позвольте привести некоторые данные. Преступность в мире за последние 30 лет увеличилась в 4 раза. По данным ООН, преступность в мире с конца 90-х годов в среднем увеличивается на 5% в год, прирост же населения составляет 1% в год. К концу текущего года на планете будет зарегистрировано не менее 450 млн. преступлений, а их фактическое число может быть в 3-4 раза больше. Это 200 тысяч преступлений в час.

Данные, полученные из самых различных источников, неопровержимо указывают на явную тенденцию разрастания торговли людьми в мире. Так, за четыре века классической работорговли данный “оборот” не превысил 12 миллионов человек. За последние же тридцать лет в одной лишь Азии число женщин и детей, проданных в секс-рабство, составило 30 миллионов. Большая часть этого криминального бизнеса находится в руках преступных организаций.

На ХХ конгрессе ООН, посвященном проблемам преступности и проходившем в апреле 2000 г., отмечалось, что торговля людьми – самый быстро развивающийся рынок в мире. Это второй после наркотиков по прибыльности бизнес. Ежегодно от 4 до 5 миллионов человек ежегодно перевозятся нелегальным путем, что дает преступникам доход около 7 млрд. долларов США.

Для России проблема торговли людьми с каждым днем приобретает все более острый характер, особенно на Дальнем Востоке. Так, сегодня в Китае, по некоторым данным, находится от 5 до 10 тысяч российских граждан, используемых в качестве “живого товара”. Согласно отдельным аналитическим отчетам, более 5000 проституток российского происхождения только в одном Таиланде были первоначально набраны на работу на Дальнем Востоке России. Русские женщины пользуются большим спросом у азиатских бизнесменов из Японии, Китая, Таиланда.

В мире резко обострилась проблема терроризма. В 2000 году было совершено 423 международных террористических акта, что на 8% больше по сравнению с нападениями, зафиксированными в 1999 году. До прошлого года пик приходился на 1987 г. (667). Число жертв террористов в 2000 году также возросло. В течение года были убиты 405 и ранен 791 человек (по сравнению с 233 убитыми и 706 ранеными в 1999 году). Сентябрь 2001 года вошел в мировую историю беспрецедентной по чудовищности замысла и многочисленности жертв террористической акцией.

Остается глобальной и наркоугроза. Последняя все теснее переплетается с другими формами преступной деятельности. Например, режим "Талибана" в Афганистане, который позволил действовать на своей территории Усаме бен Ладену и другим террористам, поощряет торговлю наркотиками и получает от нее прибыль. Некоторые исламские экстремисты рассматривают наркобизнес как оружие против Запада и один из источников доходов для финансирования своей деятельности.

Как известно, на территории Афганистана в настоящее время производится 75% мирового героина. Более 60% его транспортируется через Центральную Азию. В этом плане показательны факты встреч в начале 2000 года между представителями движения Талибан, Усамой Бен Ладеном и чеченскими боевиками Хаттабом и Шамилем Басаевым. На этих встречах обсуждалась предположительно тема финансирования и снабжения оружием.

Крайне тяжелая и опасная ситуация складывается с наркопреступностью. Всего в мире наркозависимыми стали 180 миллионов человек (3% населения). Ежегодный оборот этого смертоносного зелья составляет до 500 миллиардов долларов (8% всего мирового товарооборота).

За последние десять лет только в России число больных наркоманией увеличилось почти в 100 раз. Более 2,5 миллионов россиян сегодня употребляют наркотики. Естественно, все это формирует огромный массив так называемых “грязных” денег.

Особо следует сказать о такой глобальной проблеме как отмывание денег. Глобализация резко катализировала этот процесс, который также направлен на обслуживание наиболее богатых стран и клиентов. Не случайно примерно половина всех денег отмывается через американскую банковскую систему, а большинство оффшорных зон подконтрольны наиболее могущественным странам.

Развитие оффшорных финансовых центров наилучшим образом иллюстрирует антигосударственную тенденцию финансовой глобализации. Так, например, на Каймановых островах, лидирующих среди подобных “черных дыр” мировой экономики, площадью всего 14 квадратных километров, зарегистрировано свыше 500 банков. Ущерб же от оффшорной системы не поддается исчислению, так как более благодатной почвы для преступников, организованных в международном масштабе, не существует. Проследить же пути нелегально добытых капиталов зачастую невозможно. Всего под сенью оффшоров “крутится” свыше 2 триллионов долларов.

Излюбленным местом для многих российских преступных группировок является оффшорный центр на Кипре, где 300 российских банков содержат для проформы свои отделения и декларируют годовой оборот в 12 миллиардов долларов.

По данным МВФ ежегодно в мире отмывается до полутора триллионов долларов, что достигает 5% стоимости мирового валового продукта.

По данным Всемирного Банка ежегодно на подкуп чиновников и политиков в мире тратится порядка 80 млрд. долларов.

Таким образом, изучение избранной темы в свете трагических событий 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке как наиболее яркого проявления данной проблематики представляется чрезвычайно актуальным. Учитывая теоретическую широту рассматриваемой темы, в данной работе основное внимание уделено исследованию вопросов борьбы с международным терроризмом и контролем над наркобизнесом, так как данные виды преступлений по своему характеру и главным образом по своим масштабам вышли на первый план с точки зрения усилий, прилагаемых государствами по их пресечению.

Объектом изучения, таким образом, можно определить международную преступность как комплексное явление, включающее не только факты прямого нарушения законодательства, но и весь спектр общественных отношений, возникающих вокруг незаконной деятельности разного рода.

Предметом изучения является правовая регламентация борьбы с международной преступностью.

Проблематика может быть сформулирована следующим образом: глобализация и транснационализация преступности, криминализация экономик, обострение проблем международного и внутригосударственного терроризма, незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, “отмывание” денег (как отчасти следствия упомянутых аспектов), и усложнение института преступности в целом.

Целью настоящей работы является анализ криминальной ситуации и нормативной базы по контролю над ней, изучение вопросов взаимодействия государств и отдельных органов в борьбе с транснациональной преступностью.

Теоретическую и методологическую базу исследования составил ряд международных соглашений, а так же учебные пособия, труды и публикации отечественных и зарубежных авторов по проблемам международных отношений в вопросах противодействия международной преступности и терроризму, определяющих место, роль и функции России в современной антикриминальной системе. В работе использованы оригинальные документы, регламентирующие деятельность государств и отдельных органов в данном аспекте.

В работе использованы материалы, обзоры, и прогнозы Национального Центрального Бюро Интерпола в РФ, аналитические материалы российских независимых экспертов. Использовались материалы специализированной периодической печати.

1. Международная преступность

1.1. Понятие и признаки транснациональной экономической и организованной преступности

Важнейшей тенденцией современного социально-экономического развития является глобализация. Уровень взаимозависимости отдельных национальных хозяйств достиг уровня, при котором возник качественно новый феномен - мировая или глобальная экономика. Процесс глобализации коснулся всех сфер экономических отношений, изменив их количественные и качественные параметры. Так, за период с 1960 по 1992 гг. поток авиапассажиров возрос с 26 до 600 млрд. человеко-миль. За тот же период мировой импорт вырос с 330 до 3500 млрд. долл. Миллиарды долл. ежедневно обмениваются электронным путем. Процесс глобализации качественно изменил характер преступности, которая все чаще связана с нарушением законов более чем одной страны. Для описания подобных случаев криминологами введен термин "транснациональная преступность".

В специальной литературе и международных документах используются различные подходы к определению данной категории.

Транснациональная преступность в общем виде определяется как преступность, выходящая за границы одного государства. В структуре транснациональной преступности традиционно выделяют три элемента: международные преступления, преступления международного характера и преступления, связанные с иностранцами.

Международными являются преступления против мира и безопасности человечества и представляющие повышенную опасность для всего человечества. К ним относятся агрессия, геноцид, апартеид, насильственное установление или сохранение колониального господства, применение ядерного оружия, расизм, терроризм и т.п.

Преступления международного характера причиняют вред нормальным межгосударственным отношениям, мирному сотрудничеству государств, организациям и гражданам разных стран. К ним относят контрабанду, незаконное распространение и торговля наркотиками, нелегальная миграция, неоказание помощи на море, пиратство, повреждение подводного кабеля, распространение порнографии, столкновение морских судов, торговлю людьми, угон воздушного судна и преступления на его борту, фальшивомонетничество и др.

К преступлениям, связанным с иностранцами , относятся те, что совершены иностранцами и против них.

Следуя концепции работы, предметом рассмотрения настоящего раздела являются лишь некоторые категории транснациональных преступлений, особенностью которых является социально - экономическая направленность. Международные экономические отношения являются при этом средством их совершения и/или сокрытия, режим их нормального осуществления становится объектом преступного посягательства.

Учитывая это, из предмета рассмотрения исключаются, во-первых, международные преступления, как имеющие политический, военный, расовый и религиозный характер. Далее, среди преступлений международного характера и преступлений, связанных с иностранцами, наше внимание будет сосредоточено на преступности социально - экономической направленности.

Транснациональная преступность экономической направленности имеет в качестве отличительного признака цель получения незаконным путем экономической выгоды. По своей структуре данная категория преступлений неоднородна и можно выделить следующие ее элементы.

Диффузная или стихийная преступность представлена экономическими транснациональными преступлениями, совершаемыми отдельными лицами или группами лиц и носящих случайный эпизодический характер. В качестве примеров можно привести контрабандный вывоз из страны частным лицом валюты, драгоценных металлов либо каких-либо ценностей, сокрытия имущества при разводе через оффшорные компании и т.п.

Бизнес-преступность - преступления, направленные на систематическое получение прибыли посредством преступного использования международных экономических отношений. Данный вид преступности является наиболее опасным и совершается организациями самых различных типов (как преступными, так и легальными), а также группами лиц и отдельными лицами. Данный вид преступности отличается такими сущностными признаками как функциональность, структурированность и институциональный характер.

Функциональность означает, что взаимоотношения, возникающие в процессе осуществления преступной деятельности, носят устойчивый характер, связаны с реализацией совокупности дифференцированных и согласованных ролевых функций, в рамках целостного делового преступного предприятия.

Структурированность означает наличие упорядоченной системы взаимоотношений, ролей, статусов участников, а также технологии, схем, паттернов, шаблонов совершения преступных деловых операций.

Институциональный характер означает наличие системы специфических правил поведения участников преступной деятельности и санкционного механизма, обеспечивающего их соблюдение.

В структуре бизнес-преступности можно выделить следующие элементы:

  1. Транснациональные преступления в сфере легального бизнеса - транснациональная экономическая преступность - экономическая преступность в сфере внешнеэкономической деятельности;
  2. Преступный бизнес, связанный с оборотом запрещенных товаров и услуг;
  3. Преступления в сфере нелегального бизнеса, связанного с оборотом нормальных товаров и услуг и имеющих налоговую мотивировку;
  4. Уголовный промысел, то есть систематическое на профессиональной основе совершение с целью получения экономической выгоды традиционных имущественных преступлений, а также преступлений против личности, ее жизни, здоровья, неприкосновенности.

В структуре транснациональной бизнес-преступности наиболее опасным ее видом признается организованная преступность. На сегодняшний день общепринятого ее определения не выработано и работа в этом направлении продолжается.

Основные признаки транснациональной организованной преступности обозначены в ряде документов ООН. Рассмотрим их более подробно.

Документы Секретариата ООН к VIII Конгрессу ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Гавана, сентябрь, 1990 г.):

  • сложные виды деятельности;
  • осуществление в широких масштабах;
  • цель - получение финансовой прибыли и приобретение власти;
  • осуществляются путем создания и эксплуатации рынков незаконных товаров и услуг.

Итоговый документ Международного семинара ООН по вопросам борьбы с организованной преступностью (Суздаль, октябрь 1991 г.):

  • преступность приобретает характер промысла;
  • наличие системы защита от социального контроля с использованием насилия, запугивания, коррупции, крупномасштабных хищений;
  • получение прибыли незаконным способом.

Доклад Генерального Секретаря ООН "Воздействие организованной преступности на общество в целом" на второй сессии Комиссии по предотвращению преступности и уголовному правосудию ЭКОСОС (апрель 1993 г.):

  • извлечение незаконных экономических выгод путем предоставления незаконных товаров и услуг;
  • предоставление законных услуг и товаров в незаконной форме;
  • конспиративная преступная деятельность и координация;
  • полная или частичная монополия;
  • проникновение в доходные законные виды деятельности;
  • привлечения в законные виды деятельности методов насилия, запугивания;
  • размывание граней между организованной преступностью и преступностью "белых воротничков".

Справочный документ к Всемирной конференции на уровне министров внутренних дел "Об организованной траннациональной преступности" (Неаполь, ноябрь 1994 г.):

  • преступная предпринимательская деятельность путем предоставления запрещенных законом товаров и услуг или законных товаров, но по незаконным каналам;
  • преступная деятельность, являющаяся почти всегда продолжением законных рыночных операций в областях, запрещенных законом;
  • преступники руководствуются целью захвата рыночной ниши;
  • преступный бизнес требует специальных навыков и профессионализма;
  • использование специфических средств бизнеса: коррупции правоохранительных органов и внедрение своих людей в политические структуры.

Согласно классификации ООН все транснациональные преступления подразделяются на 17 групп. Рассмотрим их более подробно.

  • Отмывание денег;
  • Терроризм;
  • Кражи произведений искусства и предметов культуры;
  • Кража интеллектуальной собственности;
  • Незаконная торговля оружием;
  • Угон самолетов;
  • Морское пиратство;
  • Захват наземного транспорта;
  • Мошенничество со страховкой;
  • Компьютерная преступность;
  • Экологическая преступность;
  • Торговля людьми;
  • Торговля человеческими органами;
  • Незаконная торговля наркотиками;
  • Ложное банкротство;
  • Проникновение в легальный бизнес;
  • Коррупция и подкуп общественных и партийных деятелей, выборных лиц.

Пока в ряде стран подкуп должностных лиц не подлежит наказанию, хотя остальные виды взяток включены в уголовные кодексы. Маскируясь под "комиссионные", "консультирование", плату за посреднические или юридические услуги, взятки во всем мире стали неизбежной платой за деловую активность.

Классификация транснациональной преступности, разработанная ООН, демонстрирует, насколько сильно влияние преступности на жизнь частных лиц, на отдельные отрасли экономики и мировое хозяйство в целом. Ее бремя огромно и в будущем может стать для человечества невыносимым. И люди, и предприятия должны немедленно действовать, чтобы защитить себя от грозящих опасностей. Усиливающееся международное сотрудничество должно быть осознано как самое необходимое условие для борьбы с международной преступностью.

Комиссия ООН по борьбе с преступностью и уголовному судопроизводству считает, что безотлагательно необходимо выдавать преступников или преследовать их в судебном порядке, оперативно обмениваться информацией и обеспечивать техническую взаимопомощь, ужесточить пересечение границ для преступников, контрабандистов огнестрельного оружия, взрывчатых веществ, а также веществ, которые могут быть использованы в производстве ядерного, биологического и химического оружия, и усилить их выявление.

1.2. Основные транснациональные преступные организации

В тех случаях, когда преступные действия, сделки или схемы нарушают законы более чем одной страны, в криминологии используется термин "транснациональная преступность". Остановимся на характеристике наиболее мощных и опасных транснациональных преступных организаций и основных видов их деятельности.

Итальянская мафия. Среди транснациональных преступных организаций сицилийская и итальянская мафии выделяются свей сложной тайной структурой. Применительно к Италии под словом "мафия" обычно понимается сицилийская мафия или "Коза ностра", неаполитанская "каморра", состоящая преимущественно из местных преступных организаций, калабрийская "ндрангета", которая состоит из семейных кланов и занимается контрабандой табака, наркотиков и похищением людей, а также "Сакра корона унита" из Апулии, созданная "Коза нострой" для использования морского побережья этого региона в целях незаконного оборота наркотиков.

В основе деятельности "Коза ностры", как и других итальянских преступных группировок, лежат закон молчания и тесные связи, которые имеют отчасти функциональный характер, отчасти семейно-личный и основаны на страхе. Возникнув в период слабого государства как структура самозащиты и самоуправления, "Коза ностра" переместилась из сельской местности в городские районы, а затем и в транснациональный преступный бизнес. Этому способствовало расширение миграционных потоков. Миграция сицилийцев в Соединенные Штаты Америки и Германию способствовала образованию сицилийской сферы влияния на рынках сбыта героина в этих странах.

Китайские "триады". Эти организации представляют собой гибкую сетевую систему, структура которой может меняться в зависимости от той или иной преступной деятельности или операции. Это традиционная форма преступного сообщества в Китае II века до н. э. - XX века. Слово ''триады" заимствовано из священного символа китайского общества - небо, земля, человек (треугольник). Этнические китайские преступные организации являются очень сплоченными, не допускающими постороннего внедрения. Они базируются в самом Китае, Гонконге, Тайване и других местах Юго-Восточной Азии. "Триады" имеют разветвленную систему в Западной Европе, в китайских общинах Северной Америки, на Дальнем Востоке России. Согласно некоторым оценкам, в Гонконге насчитывается около 160 000 членов "триад", относящихся к 50 различным организациям. Юристы-практики и аналитики до сих пор не могут прийти к единому мнению относительно степени организованности "триад". Пожалуй, правильнее всего было бы сказать, что они похожи на ассоциации выпускников колледжей. Членство в "триаде" означает выражение определенной степени доверия, и ее члены образуют единый рабочий коллектив, призванный оказывать помощь другим членам, пусть даже незнакомым. Поэтому, хотя "триады" и имеют определенную формальную структуру, которая включает "голову дракона" и штат таких "специалистов", как инфорсеры и управляющие, значительная часть их преступной деятельности, как правило, осуществляется теми членами, которые привлекаются для каждого отдельного случая в рамках гибкой сетевой системы, которая может меняться в зависимости от той или иной проводимой преступной операции.

Триады занимаются многими видами преступной деятельности, включая вымогательство, проституцию, азартные игры, незаконный оборот наркотиков, являясь крупными поставщиками героина в США и Западную Европу.

Японская "якудза". Японская "якудза" является одной из распространенных японских преступных организаций. В "якудзу" входят несколько крупных организаций, среди которых лидирует "Ямагучи-гуми", насчитывающая свыше 26 000 членов в составе 944 менее крупных банд. Второй по численности гангстерской группировкой является "Инагава-кай", имеющая в своих рядах свыше 8 600 членов, за ней следует "Сумиеши-кай", которая объединяет свыше 7 000 членов. Для "якудзы" характерна широкомасштабная междоусобная борьба между ее различными группировками, однако это не мешает ей внедряться в сферу законного предпринимательства и заниматься коррупцией в рамках политической системы.

Группировки бориокудан дислоцируются на территории Японии и занимаются контрабандным ввозом наркотиков на Гавайские острова, в Калифорнию, где находятся крупные японские общины, и незаконным ввозом оружия в Японию. "Якудза" присутствует практически во многих странах. В Юго-Восточной Азии она занимается секс-бизнесом, азартными играми, мошенничеством, отмыванием денег, внедряется в сферу законного предпринимательства.

Колумбийские картели. Колумбийские картели являются уникальными преступными организациями, способными вести боевые действия с правительственными войсками. Они занимаются исключительно наркобизнесом, базируются в Колумбии и распространяют свою деятельность на территорию США, а в последние годы - в Западную и Восточную Европу; Россию, Украину и другие государства, образованные на территории бывшего СССР. Широко известными стали медельинский и калийский картели. Структура картелей носит узкоспециализированную ячеистую структуру. Каждая ячейка выполняет свою ограниченную функцию: разработку наркотика, сбыт, разведку, охрану и т. д. Это помогает выжить картелю даже в условиях внедрения агентов в одну из ячеек и привлечения ее членов к уголовной ответственности.

Организованный ими бизнес основывается на таких эффективных принципах управления, как специализация, разделение труда, наиболее эффективные методы управления коммерческими предприятиями и процедуры строгого бухгалтерского учета.

Постепенно отказавшись от тактики противостояния правительству и силам охраны правопорядка, картели используют стратегию мирного вживания в общество. Главари картеля выступают в роли законных предпринимателей и вкладывают все больше средств в легальный бизнес. Кроме того, выборы этих лиц в состав местных силовых структур, а также покровительство, которым они располагают на местах, служат для них мощным прикрытием.

Российская транснациональная организованная преступность не имеет специфического названия, как в США, Италии, Японии. Она является относительно молодой, но уже хорошо известна в мире. Российская транснациональная преступность зарождалась в недрах той же теневой экономики СССР и в кругах, которые имели возможность выхода за рубеж. Классическое становление транснациональной организованной преступности в России приходится на конец 80-х и начало 90-х годов. Способствовали расцвету российской организованной преступности либерализация внешнеэкономической деятельности, разрушение единого экономического пространства СССР, отсутствие эффективно охраняемых границ, ослабление государства и его институтов, сепаратистские тенденции в России, политическая нестабильность, обострение межнациональных конфликтов, коррупция.

Во время перестройки и стихийного перехода к рынку преступные организации использовали открывающиеся транснациональные возможности для контрабандного вывоза нефтепродуктов, золота, металлов, сырья, вооружения, валюты, антиквариата и произведений искусства в другие страны, контрабандного и беспошлинного ввоза товаров в Россию. Номенклатурные транснациональные преступные организации оказались вне конкуренции и за рубежом, и в своей стране. За рубежом потому, что они фактически создавались еще при бывшем СССР и располагали огромными, ни с чем не сопоставимыми ресурсами, которые они распродавали по бросовым ценам. А в своей стране потому, что в ней не было нормальных рыночных отношений и с ними никто не мог конкурировать, так как за ними непосредственно стояли партийные, государственные, хозяйственные структуры , а нередко КГБ и МВД.

Россия открыла уникальные возможности для транснациональной организованной преступности. В.В. Лунеев называет основные факторы, способствующие развитию российской транснациональной преступности. Они укладываются в несколько "нет" и несколько "есть".

В России до последнего времени не было необходимых законов о борьбе с организованной преступностью вообще, а с транснациональной в особенности; законов, преследующих за отмывание "грязных" денег; надежно работающей правоохранительной системы; жесткого валютного, финансового, банковского, налогового и иного экономического контроля, хорошо обустроенных границ и четко налаженной таможенной и миграционных служб; государственного осознания опасности "своей" и "чужой" транснациональной организованной преступности; политической воли для борьбы с ней.

В России есть: огромные природные и иные ресурсы; не поделенная государственная собственность; высокие технологии вооружений и средств массового уничтожения, включая химические и ядерные материалы; незаполненный рынок для незаконных товаров и услуг; беспрецедентная продажность должностных лиц и Других государственных чиновников, в том числе и в системе уголовной юстиции; нищенское положение значительной части населения; масса выброшенных государством людей, в том числе и высококлассных специалистов, желающих выжить любым путем; боязнь властей, некоторых политических и общественных деятелей прослыть "авторитарными" и установить жесткий социально-правовой контроль над криминальной экономической деятельностью.

Другие преступные организации. К ним относятся:

Чеченские группы. Зачастую в основе лежат родственные связи. (Члены группировки принадлежат к одному тейпу). Имеют иерархическое строение. Различные группы независимо друг от друга делят сферы действия и организации наблюдают, чтобы не было конфликтов между группами. Готовы к использованию насилия при совершении преступлений. Основная масса их доходов - деньги, вымогаемые у бизнесменов и членов общества, а также в форме защиты от рэкета.

Грузинские группы , действующие в Берлине, Вене, Праге.

Турецкие и курдские организации действуют в Германии, Голландии и других странах Европы. Многие из этих групп возникли как семейный бизнес в организационном, техническом и финансовом отношении. Они активны в добывании и сбыте наркотиков и других незаконных товаров. Турецкие организации поставляют героин в Западную Европу из Юго- Западной Азии по широко известному "балканскому маршруту" и ответвлениям от него, которые возникли вследствие разгоревшегося конфликта в бывшей Югославии.

Ямайские организации "Поссес".

Коренная американская мафия.

Восточноевропейские группы.

Нигерийские преступные организации.

Доминиканские преступные организации и множество других преступных группировок.

1.3. Транснациональная организованная преступность в России

В деятельности транснациональных организованных преступных групп наблюдаются определенные приоритетные направления, обусловленные во многом спецификой региона и криминальными традициями, например: Средняя Азия - преимущественно незаконный оборот наркотиков; Северный Кавказ и Закавказье - хищение оружия и боеприпасов; Прибалтика - валютные и экспортно-импортные операции со стратегическим сырьем и продукцией; Дальний Восток - махинации с автомобилями, ввозимыми из-за рубежа, вымогательство, внешнеэкономические преступления, в частности связанные с контрабандным вывозом природных ресурсов.

Организованные преступники, действующие в Кавказском и Среднеазиатском приграничных районах, нередко выступают вместе с экстремистскими группами, ведущими вооруженную борьбу на политической арене. Лидеры криминальных группировок осуществляют активные попытки к проникновению в органы власти, создавая под их прикрытием вооруженные формирования из числа ранее судимых лиц.

Транснациональная приграничная преступность. Традиционными для приграничных районов России являются такие преступные промыслы как контрабанда, нелегальная торговля потребительскими импортными товарами, вымогательство и другие. В последнее время этот перечень дополнился широкомасштабными операциями по незаконному вывозу из России сырья, энергоносителей, цветных, редкоземельных металлов и других природных ресурсов. Особенно неблагоприятны в этом отношении границы со странами СНГ, Балтией, Китаем и Кореей. Об интенсивной криминализации приграничной территории свидетельствуют высокие темпы прироста преступности, колеблющиеся в разных регионах России и пределах от 10 до 40%. В приграничье активно промышляют криминально ориентированные лица, которые стараются извлечь максимальную выгоду из неудовлетворительного состояния охраны вновь образованных участков государственной границы (обустроено не более пятой ее части при общей протяженности в 58 тыс. км.) и слабой правовой урегулированности внешнеэкономической деятельности.

Высокая доходность челночного бизнеса привлекает в приграничные края и области российского Дальнего Востока тысячи китайских торговцев. При этом вокруг "китайских рынков" формируется криминальная инфраструктура, пропускающая через себя оружие, наркотики, нелегальных мигрантов, фальшивые документы, огромные суммы укрытых от налогообложения доходов.

Межрегиональные и международные связи преступных организаций. Группировки преступников, действующих в южных регионах России, налаживают контакты с криминальными структурами Турции, Греции, Италии с целью организации вымогательства, заказных убийств и других преступлений.

По данным МВД России, в 1995 году более тысячи организованных преступных групп поддерживали межрегиональные, а 363 - международные связи, в том числе в странах ближнего (65%) и дальнего зарубежья, а именно в Германии, США, Италии, Израиле, Финляндии, Швеции, Польше, Венгрии, Турции, Китае и др.

Продолжается укрепление международных связей российского криминалитета с преступными формированиями за рубежом.

По оценкам специалистов ЦРУ США, разрастающиеся в республиках бывшего СССР криминальные структуры смыкаются с итальянской, латиноамериканской и китайской организованной преступностью. Криминалисты Германии отмечают, что их страна в последние годы является местом не только высокой активности российских преступников, но и обдумывания новых операций, отдыха, проживания их семей, обучения детей. В США отмечены случаи так называемого компьютерного взлома, т. е. хищения денег путем несанкционированного доступа к кодовым замкам компьютерных систем банков США с последующим периодом похищенных средств в оффшорные компании, возглавляемые представителями "русской мафии" в других странах. Большую опасность при этом представляют группировки, формировавшиеся по признакам этнической принадлежности и землячества, имеющие прочные связи с представителями своих диаспор за рубежом. На это обращают внимание как российские, так и зарубежные исследователи. Так, анализируя ситуацию в Европе, Ю. Шторбек отмечает, что с 1991 года преступные организации из бывшей Чечено-Ингушской АССР начали распространять свою противоправную деятельность на Венгрию, Польшу, Австрию и Германию. Отличаясь иерархическим построением и независимостью друг от друга, эти "русские" мафиози следили за тем, чтобы не было конфликтов между враждующими группировками, и строили свой преступный бизнес на вымогательстве денег у легальных бизнесменов, в том числе путем оказания принудительных услуг защите" от рэкета.

Появившиеся тогда же в Берлине и других европейских странах долгопрудненские преступные группировки, сформированные из бывших боксеров и борцов, подозревались в сотрудничестве с местными преступниками, которые контролировали районы "красных фонарей" (проституцию).

Грузинская группировка, действовавшая в Берлине, Вене, Праге, получала свои доходы, "защищая" русских иммигрантов от долгопрудненских и чеченских вымогателей, а также путем мошеннических сделок с российскими военнослужащими в Германии. В этой же стране, по данным ГУОП МВД России, 90% игровых салонов находятся под контролем "русских" банд. Российские преступники, связанные с эмигрантами, занимаются нелегальной продажей золота, произведений искусства, кражами и контрабандным вывозом автомобилей.

В Бельгии существует 40 преступных группировок. Десятью из них руководят выходцы из России. В основном эти группировки занимаются сбытом наркотиков и оружия, торговлей крадеными автомобилями и отмыванием денег.

По данным американских правоохранительных органов, преступники- иммигранты из России и других стран СНГ привлекают в США мошенников, вымогателей и наемных убийц, которые совершают там преступления за небольшое вознаграждение, а затем скрываются на родине.

Высокими темпами растет активность в России преступных организаций, сформировавшихся по этническому признаку.

Наряду с либерализацией пограничного контроля, слабостью и пробельностью иммиграционного законодательства этому способствует естественная, а порой и искусственно формируемая национальная замкнутость иностранных диаспор.

Специалисты отмечает наличие у этнических преступных группировок, действующих в России, криминальной специализацию.

Азербайджанская группировка контролирует рынки; армянская - наладила нелегальные каналы ввоза в Армению из мест добычи в России драгоценных металлов и камней с последующей их переработкой и сбытом за рубеж; грузинская - навязывает уголовную субкультуру своих "воров в законе"; китайская - совершает грабежи и рэкет в отношении соотечественников, в частности в поездах сообщением "Москва - Пекин - Москва", и занимается нелегальным бизнесом. Чеченская группировка, связанная с российскими и зарубежными преступниками, контролирует экспорт сырья и импорт потребительских товаров, осуществляемые через порты Владивостока, Находки и Санкт-Петербурга. Имеются данные о том, что группы азербайджанских преступников монополизировали мелкооптовую торговлю наркотиками в Москве, Санкт-Петербурге и ряде других крупных городов России. Отмечены также высокая активность и негативные качественные изменения криминальной деятельности вооруженных группировок из числа граждан Афганистана, Вьетнама, Китая, Монголии, Шри-Ланки, специализирующихся на совершении корыстно-насильственных преступлений и отличающихся особой жестокостью в отношении жертв, а также вооруженным сопротивлением силам правопорядка.

Преступные группировки в зависимости от условий их функционирования и конъюнктуры "черного" рынка меняют свою криминальную специализацию, если это содействует росту доходов.

В последнее время все чаще начинают появляться преступные группировки из числа участников вооруженных формирований, которые по различным причинам покидают зоны межнациональных конфликтов в бывших республиках Союза и перемещаются в Россию. Такие группы хорошо вооружены, дисциплинированы, имеют опыт ведения боевых действий и, как правило, находятся на нелегальном положении.

Говоря об активности преступных формирований на территории России, имеет смысл подробнее рассмотреть отдельные виды совершаемых ими преступлений:

Преступность на автодорогах. Данный вид преступного промысла достиг сегодня социально опасных масштабов. Разбойные нападения на водителей с целью завладения грузами или автомобилями распространены повсеместно. Причиненный ими ущерб исчисляется десятками миллионов долларов США.

Международное пиратство. Актуальной становится проблема борьбы с международными пиратскими организациями, базы которых находятся на территории ряда стран Юго-Восточной Азии. Связанная с проблемой безопасности мореплавания, она тем не менее покрыта завесой повышенной секретности, оправдываемой коммерческой или военной тайной. Имея легальную возможность избегать таможенного досмотра и провозя на судах контрабандные грузы, представители отдельных компаний и ведомств не заинтересованы в огласке инцидентов с пиратами.

Нелегальная торговля оружием. В последние годы участились случаи незаконной торговли оружием российскими моряками в иностранных портах. В этой связи японскими властями, например, произведен ряд арестов наших моряков, значительно ужесточены меры контроля и пресечения подобных фактов. Широкий резонанс вызвало задержание капитана траулера "Ус", в каюте которого было обнаружено 40 автоматов системы Калашникова, "не замеченных" при таможенном досмотре судна, выходившего в море из российского порта. Характерно, что на борту судна в роли матроса - камбузника находился следовавший в Японию прокурор г. Советская Гавань Хабаровского края.

Нелегальная иммиграция. В Приморском крае, по оперативным данным, действуют отечественные и иностранные преступные группы, занимающиеся поставкой "живого товара" в увеселительные заведения стран Юго-Восточной Азии, а также переправкой иностранцев по поддельным документам в Западную Европу. Прикрываясь вывесками различных легальных фирм, они остаются неуязвимыми и избегают уголовного преследования.

Перед правоохранительными органами Дальневосточного региона, особенно Амурской области, Приморского и Хабаровского краев, острой остается проблема преступности, связанной с корейскими и особенно с китайскими гражданами, продолжающими нелегально оседать на российской территории.

По ориентировочным данным Федеральной миграционной службы, на территории России незаконно проживает до 600 тыс. иностранцев. Неофициальные же оценки колеблются в диапазоне от нескольких сот тысяч до 2 млн. человек. Только в Сибири и Дальневосточном регионе, по данным спецслужб, нелегально проживает около 1 млн. китайских граждан. Угроза демографической, экономической, а возможно, и криминальной китайской экспансии в Дальневосточном регионе становится вполне (вероятной, если учесть, что только в одной сопредельной китайской провинции Хэйлунцзян в ближайшее время ожидается массовая безработица, которая, по прогнозам, коснется 20 млн. человек. Уже сейчас в некоторых дальневосточных населенных пунктах и районах приграничной зоны России число китайских граждан превышает численность коренного населения. Видимо, интенсивным притоком в Россию китайских граждан, особенно криминально ориентированных лиц, можно объяснить лидерство китайцев в приведенной выше официальной статистике иностранной преступности. По оперативным данным, среди нелегально проживающих в России иностранцев получили распространение рэкет, грабежи, разбои, убийства и другие тяжкие преступления.

Так, в Приморском крае лидирующее положение среди выявленных иностранных преступников занимают китайцы (их доля превышает совокупную долю граждан СНГ примерно в 5 раз) и корейцы, (их удельный вес в структуре тяжких преступлений иностранцев приближается к 32%). Представителями этих этнических общностей совершается более половины выявленных экономических преступлений со стороны иностранных граждан. В целом 70% иностранных преступлений на территории края совершают корейцы и китайцы, проживающие там нелегально.

При оценке масштабов иностранной и в целом транснациональной преступности следует учитывать как неполноту статистического учета соответствующих преступлений, так и их высокую естественную латентность.

Нелегальный вывоз женщин и детей для вовлечения в проституцию. Во многих городах России образовались преступные группировки, специализирующиеся на нелегальной переправке граждан России, в том числе преступников, в Западную Европу, а также на вербовке россиянок для последующего вовлечения их в организованную проституцию за рубежом.

По данным МВД России, в Москве, Санкт-Петербурге, Владивостоке, Хабаровске, Чите, Иркутске и других крупных городах сформировались иностранные диаспоры (национальные общины) сомалийцев, арабов, курдов, эфиопов, вьетнамцев, китайцев, монголов и других, которые оказывают своим соотечественникам помощь в нелегальной транзитной миграции и осуществлении преступной деятельности. Более подробно эта проблема освещена в отдельном вопросе.

Хотя в мире еще нет организации, ведущей глобальный учет транснациональных преступлений, по учетам Интерпола, охватывающим десятки стран (статистику представляют не все страны-члены этой организации), можно судить о масштабах и динамике некоторых видов преступности.

Незаконная торговля наркотиками. В России в последние годы из незаконного оборота ежегодно изымается 35-50 тонн наркотических средств.

Кражи произведений искусства и антиквариата. Из-за плохого учета этих преступлений даже на национальном уровне объем наносимого ими ущерба трудно измерим.

2. Международное сотрудничество в борьбе с преступностью

2.1. Понятие международной борьбы с преступностью,

ее особенности и формы

При подходе к этой теме сразу же возникает вопрос, правомерно ли говорить о международной борьбе с преступностью в то время, когда преступления совершаются на территории определенного государства и подпадают под юрисдикцию этого государства. В самом деле, борьба с преступностью в каком-либо государстве не является международной в буквальном смысле этого слова. Действует юрисдикция данного государства, компетенция его правоохранительных органов. Точно так же под юрисдикцию государства подпадают преступления, совершенные вне его территории, например в открытом море на морских судах, плавающих под флагом этого государства.

С учетом того, что во всех случаях в отношении преступления действует принцип юрисдикции того или иного государства, под международной борьбой с преступностью подразумевается сотрудничество государств в борьбе с определенными видами преступлений, совершенных индивидами.

Развитие сотрудничества государств в этой области прошло длительный путь. Вначале использовались самые простые формы, например достижение договоренности о выдаче лица, совершившего преступление, либо о каких-либо других действиях, связанных с тем или иным преступлением. Затем возникла необходимость обмениваться информацией, причем объем этой информации постоянно расширялся. Если раньше она касалась отдельных преступников и преступлений, то постепенно она наполняется новым содержанием, затрагивает практически все сферы борьбы с преступностью, включая статистику и научные данные о причинах, тенденциях, прогнозах преступности и т. п.

На определенном этапе возникает необходимость обмениваться опытом. По мере развития научно-технического прогресса сотрудничество в этой сфере также видоизменяется и играет все более существенную роль в отношениях между государствами. То же самое происходит и с оказанием правовой помощи по уголовным делам, включая розыск преступников, вручение документов, допрос свидетелей, сбор вещественных доказательств и другие следственные действия.

В последнее время заметное место в отношениях между государствами занимает вопрос об оказании профессионально-технической помощи. Многие государства испытывают острую нужду в оснащении своих правоохранительных органов новейшими техническими средствами, необходимыми для борьбы с преступностью. Например , для обнаружения взрывчатых веществ в багаже авиапассажиров требуется весьма сложная и дорогостоящая аппаратура, обзавестись которой в состоянии далеко не все государства.

Особое значение имеют совместные действия или их координация, без чего правоохранительные органы различных государств не могут успешно бороться с отдельными видами преступлений и прежде всего с организованной преступностью. Хотя борьба с преступностью международного характера остается задачей первостепенной важности, все больше внимания уделяется проблеме предупреждения преступности, обращения с правонарушителями, функционирования пенитенциарной системы и т. п.

Сотрудничество государств развивается на трех уровнях. Прежде всего это сотрудничество на двустороннем уровне, которое уходит своими корнями в далекое прошлое. В настоящее время оно не только не утратило своего значения, но играет постоянно возрастающую роль. Двусторонние соглашения позволяют более полно учесть характер отношений между двумя государствами, их интересы по каждой конкретной проблеме. Наибольшее распространение получили двусторонние соглашения по таким вопросам, как оказание правовой помощи по уголовным делам, выдача преступников, передача осужденных лиц для отбывания наказания в стране, гражданами которой они являются .

В договорной практике России насчитывается несколько десятков таких соглашений. В основном это договоры о правовой помощи по гражданским и уголовным делам. В части, касающейся уголовной сферы, в этих соглашениях регулируется порядок взаимодействия судебно-следственных органов двух стран при осуществлении уголовного преследования лиц, находящихся за пределами того государства, где ими совершены преступления. Большинство этих договоров было заключено Советским Союзом, и они перешли к России как государству — продолжателю СССР. Но ряд соглашений подписан уже Россией: с Китаем, Азербайджаном, Кыргызстаном, Литвой. Межгосударственные и межправительственные двусторонние договоры, как правило, сопровождаются межведомственными, в которых конкретизируется сотрудничество отдельных ведомств, например МВД, Таможенного комитета, более детально определяются их задачи, порядок решения вопросов, входящих в их компетенцию.

Помимо двустороннего сотрудничество государств осуществляется также на региональном уровне, что обусловлено совпадением интересов и характером отношений стран определенного региона. В его осуществлении существенную роль играют такие региональные организации, как ОАГ, ЛАГ, ОАЕ и др. В 1971 году 14 государств — членов ОАГ подписали в Вашингтоне Конвенцию о предупреждении актов терроризма и наказании за их совершение.

Большая работа в этом отношении проводится в Совете Европы. О высоком уровне сотрудничества в европейском регионе свидетельствуют конвенции: о выдаче преступников; о правовой помощи по уголовным делам; о признании приговоров по уголовным делам; о передаче судопроизводства по уголовным делам; о правонарушениях в отношении культурных ценностей; об “отмывании”, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности.

Представляет интерес Конвенция о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются. Она была подписана в 1978 году в Берлине в основном странами Центральной и Восточной Европы и является в настоящее время действующей.

Быстро развивается сотрудничество в этой области и в рамках СНГ. Его актуальность особенно очевидна как в связи с ростом преступности в странах СНГ, так и по причине открытости границ, что лишает государства возможности успешно бороться с преступностью в одиночку. В августе 1992 года все государства — члены СНГ, а также Грузия подписали Соглашение о взаимоотношениях министерств внутренних дел в сфере обмена информацией. В январе 1993 года в Минске страны Содружества (кроме Азербайджана) подписали Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Многие статьи этой Конвенции посвящены оказанию правовой помощи по уголовным делам. Они регламентируют сотрудничество по таким вопросам, как выдача преступников, осуществление уголовного преследования, рассмотрение дел, подсудных судам двух или нескольких государств, передача предметов, использованных при совершении преступления, обмен информацией об обвинительных приговорах и о судимости и т. п.

В ходе развития сотрудничества между государствами довольно быстро обнаружилось, что нельзя ограничиться двусторонними и региональными соглашениями. Стало ясно, что некоторые виды преступлений затрагивают интересы всего мирового сообщества, что создало предпосылки для выхода сотрудничества государств в данной области на универсальный уровень.

Начался процесс заключения многосторонних договоров, и если во времена Лиги Наций в них участвовали десятки государств, то в период деятельности ООН их количество превысило сотню .

2.2. Борьба с преступностью на основе многосторонних соглашений

По мере развития торговли, мореплавания, связей между государствами расширилась и сфера сотрудничества в борьбе с конкретными видами преступлений, затрагивающих общие интересы.

Издавна широкое распространение получила борьба с морским пиратством, которое было признано государствами международным преступлением, а пираты объявлены врагами рода человеческого. Несмотря на то что пиратство в нашем представлении — далекое прошлое, известное по приключенческим романам, это явление не исчезло, и в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, а также в ряде других многосторонних соглашений содержатся положения о борьбе с ним.

На Венском конгрессе в 1815 году был принят первый акт об отмене торговли неграми-рабами, а в развитие этого акта в 1841 году пять держав подписали договор, запрещающий перевозку в Америку негров-рабов. Договор был дополнен документами, принятыми на Берлинской конференции,— о реке Конго в 1885 году и на Брюссельской конференции — о борьбе с работорговлей в 1890 году. В этих документах работорговля уже рассматривалась как преступление. Однако более четко это было закреплено в Конвенции о рабстве, подписанной в 1926 году под эгидой Лиги Наций, и в Протоколе 1953 года, который внес изменения в эту конвенцию. Вне закона была поставлена не только работорговля, но и само рабство.

В ООН данная проблема стала вновь предметом рассмотрения в Специальном комитете по вопросам рабства, созданном ЭКОСОС. Было признано, что рабство, хотя и в скрытых формах, все еще существует. В этой связи в 1956 году была созвана Женевская конференция по борьбе с рабством. На конференции была принята Дополнительная конвенция об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством . В соответствии с конвенцией государства взяли на себя обязательство наказывать лиц, виновных в совершении таких преступлений, как перевозка рабов, обращение какого-либо лица в рабство или подневольное состояние, клеймение выжиганием или иным способом и т. п.

Несколько позднее началось сотрудничество государств в борьбе с порнографией. В этом отношении представляют интерес Парижская конвенция о борьбе с распространением порнографических изданий 1910 года и Международная конвенция о пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими 1923 года. Согласно этим конвенциям, государства взяли на себя обязательство возбуждать уголовное преследование и наказывать лиц, виновных в сбыте, изготовлении, хранении, ввозе и вывозе порнографических изданий.

В рамках Лиги Наций и еще до создания этой организации государства приступили к борьбе с таким явлением, как торговля женщинами и детьми. Важным документом явилась Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами 1949 года . В соответствии с этой Конвенцией, заменившей все ранее заключенные соглашения по данному вопросу, государства взяли на себя обязательство квалифицировать как преступление сводничество, склонение или совращение в целях проституции, эксплуатацию проституции, содержание домов терпимости, сдачу или снятие в аренду помещений в этих целях и т. п.

Представляет интерес также Международная конвенция по борьбе с подделкой денежных знаков 1929 года. Ее заключение явилось результатом угрозы для государств в связи с распространением этого опасного явления. Согласно Конвенции, государства взяли на себя обязательство преследовать в уголовном порядке тех, кто подделывает или фальсифицирует денежные знаки, распространяет поддельные знаки, участвует в изготовлении приборов или других предметов, предназначенных для подделки или фальсификации. Конвенция обязывает участников привлекать к уголовной ответственности фальшивомонетчиков независимо от того, денежные знаки какой страны они изготовляют или подделывают.

Названные многосторонние договоры дают общее представление о том, по каким направлениям развивалось сотрудничество государств в борьбе с преступностью. Это сотрудничество стало более разнообразным, содержательным и последовательным в рамках ООН. Устав ООН создал принципиально новую правовую основу для международного сотрудничества в данной области, провозгласив стремление народов Объединенных Наций вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности.

Показательна в этом отношении Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 года. Импульс для разработки этой Конвенции был дан Генеральной Ассамблеей ООН, которая еще в 1946 году в своей резолюции 96 (I) объявила, что геноцид является преступлением, нарушающим нормы международного права и противоречащим духу и целям ООН.

В свете опыта второй мировой войны и в качестве реакции на преступления гитлеризма. Конвенция квалифицирует как действия, составляющие геноцид: убийство членов национальной, этнической, расовой или религиозной группы; причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы; предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное ее физическое уничтожение; меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы; насильственную передачу детей из одной человеческой группы в другую.

Согласно Конвенции, геноцид является международным преступлением. Государства - участники Конвенции 1948 года обязуются принимать необходимые меры для наказания лиц, виновных в совершении или в заговоре с целью совершения геноцида, в подстрекательстве к его совершению, в покушении или в соучастии в геноциде.

В этом же ряду находится и Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 года. Подготовке Конвенции предшествовало принятие ряда резолюций Генеральной Ассамблеей ООН, включая Декларацию о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1963 года.

В соответствии с Конвенцией караемым по закону преступлением объявлены всякое распространение идей, основанных на расовом превосходстве или ненависти, всякое подстрекательство к расовой дискриминации, все акты насилия или подстрекательство к таким актам, направленным против любой расы или группы лиц другого цвета кожи или этнического происхождения, а также предоставление любой помощи для проведения расистской деятельности, включая ее финансирование.

Непримиримая борьба в рамках ООН развернулась также против политики апартеида и привела к принятию в 1973 году Конвенции о пресечении преступления апартеида и наказании за него. Конвенция квалифицирует апартеид как преступление против человечества. Акты, являющиеся следствием политики и практики апартеида, рассматриваются в Конвенции как преступления, нарушающие принципы международного права, в частности цели и принципы Устава ООН. Лица, совершающие преступление апартеида, подлежат международной уголовной ответственности. Государства — участники Конвенции обязались принимать меры для уголовного преследования, привлечения к суду и наказания лиц, несущих ответственность или обвиняемых в совершении актов, которые в соответствии с Конвенцией квалифицируются как преступление апартеида.

В качестве иллюстрации дальнейших усилий государств в этой области может служить Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, которая была принята Генеральной Ассамблеей ООН в 1984 году. Конвенция дает четкое определение такого рода действий и рассматривает их как преступления, за которые государства-участники обязаны привлекать виновных к уголовной ответственности.

Международная практика последних десятилетий свидетельствует о том, что появилось значительное количество новых видов преступлений. Они затрагивают интересы государств в самых различных сферах. Насколько разнообразны эти сферы, можно судить по следующим примерам. В 1973 году в Нью-Йорке была открыта для подписания Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов. В 1979 году Генеральная Ассамблея ООН приняла Конвенцию о борьбе с захватом заложников. В 1980 году в Вене открыта для подписания Конвенция о физической защите ядерного материала. В 1988 году на конференции в Риме были приняты Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, и Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе. В 1989 году Генеральная Ассамблея приняла Конвенцию о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников. Кроме того, заключен ряд многосторонних конвенций, имеющих целью обеспечить безопасность гражданской авиации. Во всех этих документах речь идет о недопустимости таких действий, которые представляют собой преступления, подлежащие уголовному преследованию и наказанию.

Вместе с тем ни в коей мере не уменьшилось значение борьбы с теми видами преступлений, которые не отличаются новизной, но по своему характеру и главным образом по своим масштабам вышли на первый план с точки зрения усилий, прилагаемых государствами по их пресечению. К ним прежде всего относится борьба с незаконным оборотом наркотиков и международным терроризмом.

2.3. Контроль над наркобизнесом и борьба с незаконным оборотом

наркотических средств и психотропных веществ

Быстрый рост нелегального производства и потребления наркотических средств в большинстве стран мира - одна из наиболее опасных тенденций последних десятилетий.

Мировая незаконная торговля наркотиками, по данным 77 стран, характеризуется такими параметрами: в 1990 году в этих странах изъято 27 тонн кокаина, 1285 тонн, 25,5 тонны, опиума и 14 тонн героина. При этом полиции удается выявить лишь 10-15% от общей массы нелегально распространяемых в мире наркотиков. Доходы наркомафии в мире оцениваются колоссальной цифрой - 600 млрд. долл. в год.

Осложнение наркосистуации побудило большинство стран мира - 158 (80% государств мира) присоединиться к международным конвенциям по контролю над наркотиками. В 90-х годах наркобизнес получил развитие даже в тех странах, где ранее незаконный оборот и злоупотребление ими вообще не отмечались.

Производимые наркотические средства можно разделить на три основные категории:

  • природные (растительного происхождения), к которым относятся наркотики, получаемые из натуральных продуктов (кокаинового куста, конопли, опийного мака, эфедры и др.);
  • полусинтетические, изготавливаемые химическим путем с использованием природных алкалоидов (героин, морфин и др.);
  • синтетические, производимые исключительно посредством химических процессов (амфетамины и др.).

Подпольные производства, использующие в качестве исходного сырья растительную массу (коку, коноплю, мак), располагаются в основном у источников сырья, то есть в тех государствах, где культивируются соответствующие растения. В этих странах наркобизнес оказывает определяющее влияние на экономическое положение.

В Южной Америке широко культивируются кока, мак и каннабис. Этот регион является мировым лидером в изготовлении наркотиков из растительного сырья, где ежегодно производится около 1000 т кокаина. По данным Интерпола, лишь в Боливии в 1995 г. властями уничтожено 2064 подпольных лаборатории по производству базовой кокаиновой пасты, используемой для переработки в кокаин. По сведениям международных экспертов, подпольными нарколабораториями в Боливии и Перу, где располагаются основные плантации кустарника коки, производится сейчас около 90% всей массы незаконно производимой в мире кокаиновой пасты.

Не менее стремительными темпами возрастает незаконное производство опиума, объем которого достигает в настоящее время 4 тыс. тонн в год. Опиумный бизнес, по данным Интерпола, располагает обширной сетью лабораторий и ежегодно поставляет на "черный" рынок от 800 до 1000 т героина.

Так, совокупное незаконное производство героина в районах "Золотого треугольника" (Бирма, Лаос, Таиланд) и "Золотого полумесяца" (Афганистан, Иран, Пакистан) составляет порядка 570 т в год. Не менее 75% указанного количества героина распространяется в странах Европы. По оценкам Управления политики по борьбе с наркоманией США и согласно данным фоторазведки, с 1988 по 1996 г. производство опиума в указанных регионах удвоилось.

Несмотря на предпринимаемые правоохранительными органами усилия, не удается снизить площади посевов наркосодержащих растений. Причинами являются сложность их обнаружения и сильное противодействие наркогруппировок и местных крестьян. Для последних выращивание наркосодержащих культур часто является единственным источником средств к жизни. По данным перуанской антинаркотической организации (CEDRO), в Перу плантации кустарника коки занимают площадь от 109 до 151 тыс. гектар, из которых лишь десятая часть - легальные посевы .

Одной из важнейших общемировых тенденций в развитии наркобизнеса является его индустриализация. Незаконное производство наркотических средств приобретает характер хорошо налаженной индустрии.

В зависимости от технологической сложности организации незаконных производств подпольные нарколаборатории можно условно подразделить на две группы:

  • Кустарные лаборатории, как правило, обладающие низкой производительностью. Производство в них осуществляется без осуществления сложных химических реакций;
  • Промышленные лаборатории, отличающиеся высокой производительностью и используемые для производства синтетических наркотиков посредством сложного химического синтеза.

В отношении стран, широко производящих наркотические средства, введены строгие экономические санкции. Однако количество нарколабораторий на их территориях не сокращается.

В последние годы наблюдается тенденция к концентрации производства наркотических средств. Имеет место укрупнение мощностей по производству наркотиков. Об этом свидетельствуют многочисленные факты обнаружения лаборатории-гигантов по производству кокаина.

Согласно данным, опубликованным антинаркотической полицией Колумбии, в 1996 г. в Центральной Колумбии была обнаружена и уничтожена подпольная лаборатория - комплекс, охраняемая крупным вооруженным формированием. Она располагала несколькими взлетно - посадочными полосами, была оснащена современной системой оповещения и отличалась высоким уровнем организации производственного процесса. Ежегодная максимальная производительность этой лаборатории могла составлять приблизительно 350 т кокаина.

Следующей важной тенденцией наркобизнеса является увеличение мобильности производителей . Выявлены факты производства наркотиков в мобильных лабораториях, располагающихся в фургонах и на грузовиках. Подобные лаборатории довольно редко попадают в поле зрения правоохранительных органов и, непрерывно производя наркотики в пути, к месту назначения доставляют уже готовый продукт. Мощность одной из таких лабораторий, выявленных на территории Колумбии, составляла 70 кг кокаина в сутки.

Согласно статистическим данным Международного комитета по контролю над наркотиками, в последнее время наблюдаются снижение потребления героина, стабилизация уровня потребления кокаина и стремительный рост потребления синтетических наркотиков, производимых, главным образом, в регионах активного спроса на них.

Официальные статистические данные не дают объективной картины наркобизнеса. Однако даже опубликованные данные указывает на гигантский производственный потенциал лабораторий, производящих синтетические наркотики.

Повышение доли синтетиков - важнейшая тенденция развития мирового наркобизнеса.

Это объясняется тем, что они обладают рядом преимуществ перед наркотическими средствами из растительного сырья:

  • При производстве синтетических наркотиков может использоваться не только ключевой прекурсор, но и его заменители, с помощью которых можно получить не один, а несколько конечных продуктов. Например, при изготовлении амфетаминов с использованием такого прекурсора, как сафрол, возможно получение нескольких конечных наркотических средств - МДА, МДМА и др. В то же время производство кокаина сопровождается выходом лишь одного продукта (исключая хлоргидрат кокаина и кокаиновую пасту на промежуточных стадиях);
  • Разнообразие синтетиков и возможность быстрого синтезирования новых аналогов позволяют производителям быстро реагировать на конъюнктуру наркорынка. Изменяя исходные продукты, специалисты-химики получают новые виды синтетиков, не входящие в действующие национальные списки запрещенных и контролируемых наркотиков. Имеет значение также сложность и длительность процедуры включения новых наркотических средств, психотропных или сильнодействующих веществ в официальные списки;
  • Разнообразие используемых для производства наркотиков химических веществ, взаимозаменяемость исходных компонентов обеспечивают доступность и относительную низкие издержки производства синтетиков. В качестве исходных компонентов могут использоваться их неконтролируемые аналоги, что снижает уровень риска. Например, наркодельцы в Голландии вкладывают в производство одной дозы (пилюли, таблетки) "экстази" 7-9 центов, а продают ее оптом за 8-15 долларов;
  • Возможность изменять степень наркогенности синтетика и моделировать характер его воздействия на потребителя. Современные синтетики - аналоги по силе воздействия на потребителя обычно в сотни и даже тысячи раз превосходят своих предшественников;
  • Более эффективная маскировка производства и сбыта синтетических наркотиков. Процесс производства синтетиков не имеет жесткой привязки к источникам сырья, местам их транспортировки и сбыта. Вследствие этого наблюдается децентрализация оборота синтетиков. Кроме того, значительно сокращается число промежуточных звеньев в цепи "производитель - потребитель", что снижает уровень риска и издержек. Синтетические наркотики значительно сложнее обнаруживать на всех этапах их незаконного оборота, включающего стадии создания, транспортировки и торговли.

В последние годы появляются новые виды синтетических наркотиков. В их производстве используются наиболее современные технологии. Значительные ресурсы используются для финансирования самостоятельных исследований с целью поиска новых наркотиков и технологий их изготовления. Кустарные и малопроизводительные мануфактуры вытесняются высокотехнологичными компактными лабораториями и крупными промышленными наркопредприятиями, которые обслуживаются квалифицированными специалистами.

К числу основных причин и факторов развития наркобизнеса можно отнести следующие:

  • Слабость правительств, неспособность государства осуществлять эффективный контроль над находящейся под их юрисдикцией территорией (например, в Боливии, Колумбии, Перу);
  • Проведение государством политики попустительства по отношению к наркобизнесу в связи с приносимым им доходом обществу, либо из опасения контрмер со стороны преступников (например, в Пакистане);
  • Политическая и экономическая нестабильность - мощный фактор развития наркобизнеса. Это связано с использованием значительных финансовых ресурсов от производства и продажи наркотиков для достижения политических целей. Подтверждением этому являются случаи, когда финансы, получаемые от контрабанды наркотиков, идут на закупку оружия для развязывания и поддержания межнациональных конфликтов. При этом расширяются взаимосвязи организованной преступности с террористическими и экстремистскими группировками;
  • Ослабление и дисфункции социальных институтов, чрезмерно высокие темпы социально-экономических и политических преобразований в связи с переходом постсоциалистических стран к рыночной системе хозяйствования. Отсутствие или несовершенство законодательства или контроля его исполнения в сочетании с резким обострением социально- экономических проблем является в этих условиях благоприятной средой для развития наркобизнеса;
  • Коррумпированность правительств, члены которых получают огромную прибыль от противозаконной деятельности и потому не предпринимают никаких мер для ее сокращения или сдерживания. Различие между коррумпированным и вступившим в сговор с преступниками правительством заключается лишь в степени непосредственного участия его членов в наркобизнесе. В ряде стран, используя коррумпированных политиков, соучастников в правоохранительных органах, армии, таможне, наркомафия добилась неограниченного влияния. В то же время суверенитет государства, на территории которого возникают подобные преступные формирования, обеспечивает им надежную защиту от попыток других стран пресечь незаконную деятельность, ликвидировать центральные звенья и филиалы преступных структур;
  • Увеличивающийся спрос на незаконные товары. Так, появление в начале 80-х годов колумбийских организаций по контрабанде кокаина отчасти объясняется сверхвысокой нормой доходности наркобизнеса, легкостью преодоления пограничных барьеров для ввоза в США;
  • Сохранение неравенства между промышленно развитыми и развивающимися государствами, невыгодное положение, в которое поставлены последние в системе международной торговли, препятствуют их нормальному экономическому прогрессу и реализации возможностей, предоставляемых законной коммерческой деятельностью. Привлекательной альтернативой нищете становится выбор противоправных способов бизнеса. В частности, слабость и нестабильность рынков сельскохозяйственной продукции (в Боливии, Перу и ряде других стран) сделали культивирование коки и опия весьма выгодным занятием для местных крестьян. Либерализация внешнеторговой деятельности;
  • Экономические кризисы, стимулирующие поиск улучшения финансового положения путем участия в незаконном бизнесе. Предприниматели используют там накопленные знания и опыт традиционных производств. В условиях кризиса участие в наркобизнесе позволяет временно смягчить проблему занятости значительной части населения. В этих условиях деятельность противозаконных формирований начинает восприниматься положительно. К примеру, возникновение колумбийского картеля в качестве одного из главных кокаиновых центров обусловлено уменьшением его роли как крупного производителя текстильных товаров. Торговцы наркотиками обеспечили альтернативную занятость рабочей силы, завоевав тем самым симпатии местного населения.

Наркомания и наркобизнес становятся проблемой все большего числа государств. Экспансия наркобизнеса наблюдается практически во всех регионах мира. Однако радикальных средств решения этой проблемы на сегодняшний день не найдено. Существующие национальные модели борьбы с распространением и потреблением наркотиков условно объединяют в три группы:

Первая группа - "группа жесткой политики", в которой борьба ведется самыми жесткими средствами, вплоть до смертной казни, и законодательство в отношении распространителей наркотиков максимально ужесточено. К ним относятся в первую очередь Малайзия, Иран и Пакистан.

Статистические данные при этом свидетельствуют, что, несмотря на такие меры, количество преступлений, связанных с наркотиками (в частности с их транспортировкой) возрастает ежегодно на 2-3 процента.

Вторая группа - "группа жесткого контроля". Здесь осуществляется жесткий контроль за всеми видами наркотиков, идет активное противостояние наркомафии, но крайние меры не предпринимаются. К ним относятся, в частности, США, Великобритания, Франция. В США, например, в большинстве штатов существует наказание не только за хранение и употребление, но и даже за попытку приобретения наркотиков. В Англии и Франции наркоманов в судебном порядке отправляют на принудительное лечение. В последние годы в этих странах отмечается движение в сторону большего ужесточения.

Одновременно в этой группе стран, прежде всего в США, борьба с наркотиками в сфере закона сочетается с мощнейшей информационно-пропагандистской кампанией, направленной, прежде всего на наиболее уязвимые категории населения - безработных, учащихся школ и студентов.

Это связано, прежде всего, с осознанием гигантских потерь для общества, которые являются следствием распространения наркомании - ежегодно ущерб от нее оценивается примерно в 150 миллиардов долларов.

Третья - "либеральная группа". Hаиболее известными ее представителями являются Голландия и Швейцария.

Многолетний опыт многих стран мира по поиску путей эффективного контроля над наркобизнесом позволяет выделить ряд результативных мер. Эффективный контроль над наркобизнесом может быть обеспечен посредством реализации комплекса мер, среди которых наиболее важное значение принадлежит следующие:

  • организация исследований, направленных на изучение механизмов функционирования рынков их сбыта и индустрии, создание системы экспертных оценок эффективности специальных полицейских программ;
  • разрушение мозговых центров наркопреступности;
  • разработка единой концепции и стратегии борьбы с наркопреступностью на национальном и международном уровнях;
  • выделение значительных финансовых средств и материальных ресурсов, разработки комплексных планов нанесения ударов по наркоорагизациям, эффективной системы мер в целях выявления и конфискации незаконных доходов, ликвидации каналов "отмывания" денег и, конечно, широкого международного сотрудничества;
  • создание системы контроля за перемещением прекурсоров.

Химикаты, используемые в подпольных лабораториях, добываются исключительно на предприятиях (базах, складах) легальной химической или фармацевтической промышленности. Эти вещества имеют как отечественное происхождение, так и импортируются из других государств. Признавая серьезность проблемы утечки прекурсоров с легальных предприятий, международное сообщество и законодательные органы в некоторых странах приняли специальные нормативные акты об управлении легальным оборотом прекурсоров.

В 1988 г. была принята Конвенция ООН "О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ", в соответствии с которой государственный контроль должен быть установлен за оборотом более 20 веществ, наиболее часто используемых при незаконном производстве наркотиков. Список прекурсоров, контролируемых в рамках Организации американских государств, расширен до 49 наименований. В то же время, по сведениям управления по борьбе с наркотиками Министерства юстиции США, за последние годы в подпольных лабораториях мира обнаружено около 280 различных химических веществ, применяемых при производстве наркотиков.

Hа пути борьбы с наркотиками наибольшего успеха добились США - за последнее десятилетие количество лиц, употребляющих наркотики, сократилось вдвое. Стратегия США по борьбе с наркотиками основана на ряде принципах, важнейшими из которых является ее общенациональный характер и объединение усилий как по правительственной линии, так и по линии неправительственных структур.

Расходы на антинаркотическую кампанию в США за последние годы составляли порядка одного миллиарда долларов ежегодно.

Hа международном уровне определенные усилия предпринимаются со стороны Организации Объединенных Hаций. Они состоят в основном с проведением глобального мониторинга состояния дел с наркотиками и выработки общих рекомендаций правительствам в плане борьбы с наркоманией. Проблема наркомании поднимается практически во всех ключевых документах ООH и ее специализированных организаций (в частности Всемирной организации здравоохранения).

Вторым важным направлением деятельности ООН является оказание практической помощи ряду стран-производителей наркотиков в плане переориентации крестьян на выращивание сельскохозяйственных структур и в первую очередь в ряде государств Латинской Америки.

ООН ведет реестра запрещенных нарковеществ, который в настоящее время включает около 200 разновидностей, из которых только семь являются натуральными, а остальные - синтетическими.

Международная борьба с незаконным оборотом наркотиков - одна из наиболее злободневных транснациональных проблем. Масштабы незаконного оборота наркотиков в настоящее время столь обширны, а получаемые от такой деятельности финансовые средства столь велики, что создается угроза для экономики и безопасности многих стран Азии и Латинской Америки, правоохранительные органы которых бессильны что-либо сделать. Львиная доля в незаконном обороте наркотиков принадлежит международным преступным синдикатам, которые сконцентрировали в своих руках сотни миллиардов долларов. Годовой объем прибылей от незаконной торговли наркотиками вышел на второе место в мире после торговли оружием, опередив торговлю нефтью. Это позволяет наркомафии все активнее вмешиваться в политическую и экономическую жизнь многих стран. Ни одна отдельно взятая страна не может рассчитывать на успех в борьбе с наркомафией без широкого международного сотрудничества.

Такое сотрудничество началось в начале века и развивалось довольно быстрыми темпами. Первая многосторонняя международная Конвенция по опиуму была подписана в Гааге 23 января 1912 г. Сотрудничество довольно активно продолжалось в рамках Лиги Наций. Однако наиболее широкий размах оно приобрело после создания Организации Объединенных Наций. Когда в марте 1961 года в Нью-Йорке была подписана Единая конвенция о наркотических средствах, она заменила девять ранее заключенных соглашений по различным вопросам борьбы с наркотиками. В Единой конвенции государства признали, что все операции с наркотическими средствами, совершенные в нарушение постановлений Конвенции, будут преследоваться в уголовном порядке с конфискацией как самих средств, так и предметов оборудования, использованных или предназначенных для их изготовления.

В феврале 1971 года, была принята Венская конвенция о психотропных веществах, в соответствии с которой устанавливается контроль над психотропными веществами, способными оказывать сильное воздействие на центральную нервную систему. Согласно Конвенции, лица, виновные в ее нарушении, должны преследоваться государствами в уголовном порядке.

Спустя год Экономический и Социальный Совет ООН созвал в Женеве новую конференцию, которая приняла 25 марта 1972 г. Протокол о поправках к Единой конвенции о наркотических средствах 1961 года. Протокол значительно расширил сферу действия конвенции, в том числе в части, касающейся преследования и наказания лиц, совершивших преступления.

Ухудшение положения в связи с незаконным оборотом наркотиков в последние годы потребовало повышенного внимания к данной проблеме в международном плане. Эта проблема постоянно находится в поле зрения ООН, ее специализированных учреждений — ВОЗ, ЮНЕСКО, МОТ, десятков других международных межправительственных и неправительственных организаций.

В 1981 году Генеральная Ассамблея ООН приняла Международную стратегию в области борьбы со злоупотреблением наркотическими средствами (рез. 36/168), выполнение которой поручено Комиссии по наркотическим средствам.

В 1983 году Генеральная Ассамблея призвала специализированные учреждения и другие организации и программы системы ООН определить специальные мероприятия по контролю над наркотическими средствами в своих соответствующих областях деятельности и уделять больше внимания подобным мероприятиям.

На своей 39-й сессии в 1984 году Генеральная Ассамблея единогласно приняла три резолюции, касающиеся усиления международного контроля над наркотическими средствами. В одной из них подчеркивалась, в частности, важность комплексных согласованных региональных и универсальных действий.

На 40-й сессии в 1985 году Генеральная Ассамблея единогласно постановила (рез. 40/122) созвать в 1987 году на уровне министров международную конференцию по вопросам борьбы со злоупотреблением наркотическими средствами и их незаконным оборотом. Конференция, которая прошла в Вене в июне 1987 года, приняла программу сотрудничества государств по всему комплексу вопросов, касающихся борьбы с наркоманией, а также политическую декларацию по данному вопросу. Конференция 1987 года явилась своеобразной подготовкой к конференции для принятия новой конвенции, которая состоялась в Вене в ноябре — декабре 1988 года. Конференция приняла Конвенцию ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, которая вступила в силу 11 ноября 1990 г.

В отличие от документов 1961 и 1972 годов, новая конвенция делает упор на принятие международно-правовых мер по пресечению незаконной торговли наркотиками и обеспечению неотвратимости наказания преступников. Она предусматривает возможность ареста и конфискации иностранной собственности, доходов, банковских счетов, если для этого имеются основания, и направлена на активизацию сотрудничества правоохранительных органов разных стран в этой области. Конвенция предусматривает ряд новых форм сотрудничества, например применение метода контролируемых поставок, который стал довольно широко и успешно применяться в международной практике. Смысл метода заключается в том, что соответствующие органы государства, обнаружив незаконную перевозку наркотиков, не задерживают перевозчика, а вступают в негласный контакт со своими коллегами в стране, куда следует груз. Таким образом, удается выявить не только перевозчика, но и получателей груза, а иногда и более полную цепь преступников, занимающихся наркобизнесом. В конвенции имеются также специальные положения, устанавливающие порядок сотрудничества государств в тех случаях, когда для незаконного оборота наркотиков используются морские суда, несущие флаг какого-либо государства или не несущие флага либо опознавательных знаков, указывающих на их регистрацию.

Россия участвует в Конвенции 1988 года, Единой конвенции 1961 года, Протоколе к ней 1972 года, Конвенции о психотропных веществах 1971 года. Она неуклонно выступает за строгое выполнение всеми государствами обязательств в соответствии с этими конвенциями. В целом позиция России характеризуется неизменной и последовательной борьбой за укрепление и совершенствование международной системы контроля над производством и распространением наркотических средств и психотропных веществ.

Представитель России принимает активное участие в работе Комиссии по наркотическим средствам, созданной в 1946 году. Ее состав избирается Экономическим и Социальным Советом. Комиссия определяет перечень наркотических средств, подлежащих контролю, дает рекомендации по научным исследованиям, содействует выполнению международных соглашений, разрабатывает проекты новых соглашений, дает заключения по вопросам контроля над наркотическими средствами и т. п. В настоящее время в комиссию входят представители 40 государств. Эксперт от России участвует также в Международном комитете по контролю над наркотиками, который был создан в соответствии с положениями Единой конвенции о наркотических средствах 1961 года. Комитет состоит из 13 экспертов, которые избираются ЭКОСОС в личном качестве на пятилетний срок. Комитет осуществляет контроль за соблюдением странами договоров о наркотических средствах, запрашивает государства о ежегодном производстве, потреблении, ввозе и вывозе наркотиков, осуществляет наблюдение за торговлей наркотиками, информирует государства и получает от них разъяснения по различным вопросам торговли, оборота, распределения наркотических средств и т. п.

Россия придает большое значение также и региональному сотрудничеству в борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Так, в ноябре 1990 года в Москве состоялось первое совещание глав европейских национальных правоохранительных органов по борьбе с наркотиками. В других регионах такое сотрудничество началось раньше и хорошо себя зарекомендовало. Совещание прошло в обстановке делового обсуждения различных аспектов задач, стоящих перед правоохранительными органами в данной области, и положило хорошее начало для продолжения диалога и наращивания усилий в борьбе с наркотиками.

Значительное место отводится также двустороннему сотрудничеству. Россия имеет двусторонние соглашения с Великобританией, США, Францией, ФРГ, Канадой, Италией, Турцией и рядом других стран. В соответствии со сложившейся практикой заключаются межправительственные рамочные договоры о сотрудничестве в борьбе с наркотиками, а на их основе — межведомственные соглашения, в которых конкретизируются задачи ведомств в осуществлении такого сотрудничества. Наиболее активно вовлечены в этот процесс такие ведомства, как МВД, Таможенный комитет, Федеральная служба контрразведки России.

Озабоченность тенденцией неуклонного и довольно быстрого роста преступности в области наркобизнеса привела к созыву в феврале 1990 года специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по данному вопросу. На этой сессии Генеральная Ассамблея ООН приняла Политическую декларацию и Всемирную программу действий по международному сотрудничеству в борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ.

По линии ООН принимаются и другие меры. С целью создания более мощной финансовой базы для осуществления сотрудничества в данной области в 1971 году был создан Фонд ООН для борьбы со злоупотреблением наркотиками. Бюджет Фонда состоит из добровольных взносов государств. Основная задача Фонда — оказание технической помощи государствам, в первую очередь развивающимся, а также международным организациям в деле борьбы с незаконным оборотом наркотиков.

Комиссия по наркотическим средствам неоднократно подчеркивала наличие связи между незаконным оборотом наркотиков и другими видами преступности, и прежде всего международным терроризмом.

    1. Международный терроризм.

Система и принципы международного сотрудничества в борьбе с терроризмом

Терроризм, в том числе в его трансграничных формах, - одна из наиболее опасных форм преступности. На современном этапе это явление превратилось в фактор, серьезно дестабилизирующий нормальное развитие международных отношений. Особую опасность могут представлять террористические посягательства с использованием ядерных и иных средств массового поражения.

Процесс становления международного сотрудничества в противодействии терроризму, формирования его основополагающих принципов и норм прошел через определенные исторические этапы. Первые многосторонние усилия государств на этом направлении восходят к концу 20-х — второй половине 30-х годов нашего столетия. В ходе международных конференций по унификации уголовного законодательства удалось сформулировать и принять (в форме рекомендаций государствам-участникам) определение терроризма, под которым понималось применение какого-либо средства, способного терроризировать население, в целях уничтожения всякой социальной организации. На конференциях шла также работа над созданием механизмов, которые позволяли бы осуществлять уголовное преследование террористов за пределами национальных границ. “Унификаторы” подошли вплотную к признанию объективной необходимости подкрепления мер, принимаемых на национальном уровне, разработкой соответствующих международно-правовых норм.

Новым этапом международного сотрудничества государств в этой области стала завершенная в 1937 году разработка под эгидой Лиги Наций Конвенции о предупреждении терроризма и наказании за него, а также Конвенции о создании международного уголовного суда. Хотя обе конвенции так и не вступили в силу, многие их положения легли в основу становления таких действующих принципов и норм международного сотрудничества в борьбе с терроризмом, как неотвратимость наказания преступников, универсальная юрисдикция, обязательство либо выдавать предполагаемого преступника, либо преследовать его в уголовно-процессуальном порядке, положения о взаимном обмене соответствующей информацией и др.

Современные параметры международного сотрудничества государств по борьбе с терроризмом в основном сложились в послевоенный период. До сих пор международному сообществу не удалось (главным образом из-за доминировавшей до последнего времени чрезмерной идеологической отягощенности данной проблематики) выработать общепризнанное определение терроризма , хотя в целом и сложилось общее понимание в отношении основных составляющих этого явления. Прежде всего речь идет о противозаконном насилии, как правило, с применением оружия, стремлении запугать широкие слои населения, о невинных жертвах, а применительно к террористическим актам, затрагивающим интересы более чем одного государства, присутствует и международный элемент. Что касается политической направленности, то международное сообщество не рассматривает ее в качестве определяющей черты международного терроризма, акты которого могут совершаться и по иным мотивам. В последние годы в VI Комитете Генеральной Ассамблеи ООН предпринимаются шаги с целью придать новый импульс работе над определением международного терроризма.

Ввиду отсутствия общепризнанного всеобъемлющего определения терроризма формирование правовых основ сотрудничества государств в борьбе с ним концентрируется на тех направлениях, где его проявления представляют наибольшую опасность интересам международного сообщества.

К настоящему времени сформировалась система международного противодействия терроризму, которая включает в себя сотрудничество на глобальном и региональном уровнях, а также на двусторонней основе.

На глобальном уровне такое взаимодействие концентрируется в рамках ООН, ее специализированных учреждений, прежде всего ИКАО, ИМО, МАГАТЭ. Под их эгидой создана и действует международно-правовая база такого сотрудничества, включающая в себя целый ряд универсальных соглашений, таких как: Токийская конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов, 1963 года; Гаагская конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов 1970 года; Монреальская конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, 1971 года; Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, 1973 года; Международная конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 года; Конвенция о физической защите ядерного материала 1980 года; дополняющий Монреальскую конвенцию Протокол о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию, 1988 года; Римская конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 1988 года и Римский протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе, 1988 года. В 1991 году была принята Конвенция о маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения.

На региональном уровне вопросы сотрудничества в борьбе с терроризмом рассматриваются в рамках СБСЕ, ЕС, Совета Европы, Организации американских государств (ОАГ), Ассоциации регионального сотрудничества Южной Азии (СААРК) и др. Разработан и действует ряд международных инструментов, регламентирующих сотрудничество на этом уровне: итоговые документы совещаний СБСЕ в Хельсинки, Мадриде, Вене, Париже; резолюции и решения, принятые органами ЕС; подготовленная ОАГ Конвенция о предупреждении и наказании за совершение актов терроризма, принимающих форму преступлений против лиц и связанного с этим вымогательства, когда такие акты носят международный характер, 1971 года; разработанная Советом Европы Европейская конвенция о пресечении терроризма 1977 года; Региональная конвенция СААРК о пресечении терроризма 1987 года.

Сотрудничество на двусторонней основе протекает в форме диалога на различных уровнях, а также на базе двусторонних договоренностей. Так, обязательства о взаимодействии в борьбе с международным терроризмом содержатся в заключенных Россией в 1992 году межгосударственных договорах с Францией и Великобританией о принципах взаимоотношений, а также в заключенных бывшим СССР в 1990 году Договоре о добрососедстве, партнерстве и сотрудничестве с ФРГ, Договоре о дружбе и сотрудничестве с Италией. Россия является государством — продолжателем СССР по заключенным в 70-х годах двусторонним межправительственным соглашениям о сотрудничестве в предотвращении угона гражданских воздушных судов с Афганистаном, Ираном, Финляндией и Турцией (последнее в силу не вступило, поскольку не было одобрено турецкой стороной). В 1991 году заключен двусторонний Меморандум о взаимопонимании с правительством США о сотрудничестве в области гражданской авиации, который предусматривает модель российско-американского оперативного взаимодействия в кризисных ситуациях, вызванных акциями террористов на гражданских авиалиниях между двумя странами. Двусторонние соглашения в области борьбы с терроризмом, в том числе и на межведомственном уровне, заключены, например, между Италией и Турцией, Францией и Испанией, Францией и Венесуэлой, США и Италией.

Одна из отличительных черт современного терроризма — динамика его проявлений и методов, к которым прибегают террористы для достижения своих целей. Соответственно не имеют застывших форм принципы и нормы, регулирующие сотрудничество по борьбе с актами международного терроризма; многие из них находятся в процессе становления.

Среди основополагающих принципов такого сотрудничества, составляющих костяк вышеупомянутых универсальных, а также ряда региональных и двусторонних соглашений, соответствующих резолюций ООН, решений других международных органов, - всеобщее осуждение и признание противоправности терроризма во всех его проявлениях, где бы и кем бы ни совершались террористические акты. Если первая часть этого принципа еще обретает свое утверждение в международных соглашениях, то признание противоправности терроризма без каких-либо изъятий уже закреплено практически во всех действующих в этой области универсальных соглашениях.

Центральным положением всех договоров о борьбе с терроризмом, многочисленных резолюций ООН и других международных организаций является принцип международного сотрудничества в борьбе с терроризмом, последовательное воплощение которого в жизнь открывает магистральный путь эффективного противодействия этому явлению.

Важнейшее направление сотрудничества - активное содействие устранению причин, лежащих в основе международного терроризма. Особое значение в этой области приобретают скоординированные усилия государств по устранению очагов международной напряженности, региональных кризисов и конфликтов, являющихся питательной почвой террористических актов и других проявлений насилия. Долг каждого государства - вносить свой вклад в международные усилия по ликвидации коренных причин этого явления. К таким причинам Специальным комитетом ООН по международному терроризму отнесены, в частности, противоречащие Уставу ООН применение силы, агрессия, нарушение политической независимости, суверенитета и территориальной целостности государств, расизм, политика геноцида, фашизм и неофашизм, политическая, социальная и экономическая несправедливость, нарушение прав человека, бедность, голод, нищета, страдания и др. Приняв к сведению исследование, проведенное по этому вопросу Специальным комитетом, Генеральная Ассамблея ООН неоднократно (в частности, в своих резолюциях 42/159 от 7 декабря 1987 г., 44/29 от 4 декабря 1989 г., 46/51 от 9 декабря 1991 г.) обращалась с призывом к государствам и органам ООН содействовать постепенной ликвидации коренных причин международного терроризма, уделяя при этом “особое внимание всем ситуациям, включая колониализм, расизм и ситуации, связанные с массовыми и грубыми нарушениями прав человека и основных свобод, а также ситуации, сложившиеся в результате иностранного господства и оккупации, которые могут вызвать международный терроризм и поставить под угрозу международный мир и безопасность”.

Принцип сотрудничества охватывает также такие конкретные направления, как: взаимодействие государств в рамках международных соглашений и организаций; разработка новых договоренностей; принятие практических мер по предотвращению террористических посягательств, включая обмен информацией и координацию необходимых мер; оказание государствами друг другу уголовно-процессуальной помощи; сотрудничество в целях мирного урегулирования споров, касающихся толкования и применения конвенций в области борьбы с терроризмом.

Действенность сотрудничества в борьбе с терроризмом напрямую связана с обеспечением неотвратимости наказания лиц, совершивших преступление. Во всех действующих в этой области глобальных соглашениях (за исключением Токийской конвенции 1963 г.) закрепляется принцип универсальной юрисдикции, который позволяет установить юрисдикцию над преступлением, а следовательно, обеспечить неотвратимость наказания преступника независимо от места его нахождения и совершения преступления. Этот принцип основывается на действии механизма “либо выдай, либо суди”, когда государство-участник, если оно не подвергло уголовному преследованию находящегося на его территории преступника, обязано выдать его другому участнику (разумеется, если последний обратится с соответствующей просьбой) для целей такого преследования. Эффективность функционирования данного принципа во многом зависит от уровня доверия между государствами, от их политической воли и готовности сотрудничать, с тем чтобы террористы понесли заслуженное наказание.

Вести борьбу с терроризмом можно только “чистыми руками”, опираясь на общие для человечества ценности. Требование о неуклонном следовании международному праву в борьбе с терроризмом нашло отражение в соответствующих резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, в преамбуле Римской конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 1988 года.

Россия последовательно выступает за устранение любых преград (будь то политические, идеологические, религиозные или иные) на пути объединения усилий всего международного сообщества в целях организации эффективного отпора терроризму. Россия как государство - продолжатель СССР - участник действующих универсальных соглашений по вопросам борьбы с терроризмом. Ее представители вносят конструктивный вклад в разработку новых договоренностей, в развитие практических контактов по формированию общего международного антитеррористического фронта.

Российское законодательство приводится в соответствие с международными обязательствами, ведется работа по его совершенствованию. В последние годы приняты законодательные акты, регламентирующие вопросы уголовной ответственности за захват заложников, незаконные действия с радиоактивными материалами, блокирование транспортных коммуникаций и иные незаконные действия, посягающие на нормальную и безопасную работу транспорта.

2.5. Международные органы по борьбе с преступностью.

Международная организация уголовной полиции (Интерпол)

Сотрудничество государств в борьбе с различными видами преступлений, как видно из предыдущих параграфов, осуществляется не только на основе соглашений, но и в рамках международных организаций, органов, конференций.

В 1872 году состоялся Первый пенитенциарный конгресс, на котором была создана Международная уголовная и пенитенциарная комиссия (МУПК). Затем были проведены еще десять таких конгрессов, на которых обсуждались вопросы идентификации преступников, координации деятельности полицейских органов, подготовки уголовной статистики и т. п.

В рамках Лиги Наций была предпринята попытка унифицировать уголовное законодательство. С этой целью был проведен ряд конференций, касающихся борьбы с терроризмом. Поскольку Лига Наций занималась борьбой с незаконным оборотом наркотиков, с торговлей женщинами и детьми, с работорговлей и с распространением порнографических изданий, она учредила ряд комитетов по этим вопросам, которые контролировали выполнение соответствующих договоров, собирали информацию, обрабатывали данные о преступности и т. п.

Создание ООН положило начало новому этапу в борьбе с международной преступностью. В соответствии с Уставом ООН различные аспекты данной проблемы постоянно рассматриваются Генеральной Ассамблеей и Экономическим и Социальным Советом. В некоторых случаях к этой проблематике подключается и Совет Безопасности. В соответствии с его резолюцией 635 от 14 июня 1989 г. ИКАО подготовила Конвенцию о маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения, которая была подписана в 1991 году 79 государствами. Помимо ИКАО борьбой с международной преступностью занимаются и другие специализированные учреждения ООН, равно как и многие межправительственные и неправительственные организации.

Однако главная работа проходит в рамках ООН. В 1950 году решением Генеральной Ассамблеи был создан Комитет по предупреждению преступности и борьбе с ней, заменивший собой МУПК (первоначально назывался Специальный консультативный комитет экспертов по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями). Комитет состоял из 27 членов, действовавших в личном качестве (избирались на сессиях ЭКОСОС сроком на 4 года).

Комитет оказывал помощь ЭКОСОС в координации деятельности органов ООН по вопросам борьбы с преступностью, подготавливал программы сотрудничества в данной области, содействовал обмену опытом между государствами и т. п.

Решением Генеральной Ассамблеи ООН от 18 декабря 1991 г. Комитет прекратил свое существование, и вместо него была создана Комиссия по предупреждению преступности и уголовному правосудию в качестве новой функциональной комиссии ЭКОСОС. Это было сделано в соответствии с рекомендациями, содержащимися в Декларации принципов и программе действий Программы ООН по предупреждению преступности (приняты на 46-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН). Комиссия состоит из представителей 40 государств-членов, избираемых ЭКОСОС на 3 года.

Комиссия предназначена стать центральным звеном системы органов ООН, занимающихся вопросами сотрудничества по борьбе с преступностью. Среди ее функций — разработка руководящих принципов ООН в данной сфере, контроль и обзор хода осуществления программы ООН в области предупреждения преступности и уголовного правосудия, содействие и помощь в координировании мероприятий региональных и межрегиональных институтов. На первой сессии (Вена, апрель 1992 г.) Комиссия определила приоритетные направления своей деятельности. Среди них — организованная и экономическая преступность, включая отмывание денег, защиту окружающей среды уголовно-правовыми средствами и др.

В соответствии с решением Генеральной Ассамблеи ООН, принятым в 1950 году, каждые пять лет проводятся Конгрессы ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Конгрессы представляют собой универсальный форум, на котором подводятся итоги сотрудничества в данной области за истекшие пять лет и принимаются решения относительно конкретных действий и основных направлений.

С 1955 года было проведено 8 таких конгрессов. Восьмой состоялся в Гаване с 27 августа по 7 сентября 1990 г. Его созыву предшествовали 5 региональных подготовительных совещаний (в Бангкоке, Хельсинки, Сан-Хосе, Каире и Аддис-Абебе). Кроме того, в Вене было проведено 5 межрегиональных совещаний по подготовке Конгресса. В его работе приняли участие представители 127 государств.

Конгресс принял свыше 50 документов по следующим пяти темам его повестки дня: предупреждение преступности и уголовное правосудие в контексте развития; политика в области уголовного правосудия в связи с проблемами, касающимися тюремного заключения, других уголовно-правовых санкций и альтернативных мер; национальные и международные действия по борьбе с организованной преступностью и террористической деятельностью; предупреждение преступности несовершеннолетних, правосудие в отношении таких лиц; нормотворчество и руководящие принципы ООН в области предупреждения преступности, а также уголовного правосудия.

Значительное место в работе Конгресса заняло обсуждение таких вопросов, как борьба с организованной преступностью, отмена смертной казни, основные принципы применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка, коррупция в сфере государственного управления, преступления, связанные с применением компьютеров, и т. п.

Решением Генеральной Ассамблеи ООН от 1 декабря 1950 г. создан также институт национальных корреспондентов. Государствам было предложено назначить по одному или по несколько представителей, имеющих квалификацию или опыт профессионалов, либо научных экспертов в области предупреждения преступности и обращения с преступниками для работы в качестве индивидуальных корреспондентов при Социальном департаменте ООН. Замысел заключался в том, чтобы привлекать этих экспертов к подготовке Конгрессов ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, а также к участию в совещаниях экспертов консультативных групп по борьбе с преступностью.

В последнее время в связи с проводимым Секретариатом ООН обновлением списка национальных корреспондентов были уточнены их функции. Среди них: информирование Секретариата ООН о событиях в их странах, касающихся предупреждения преступности и борьбы с ней, путем представления документации, в частности текстов законодательных актов, статистических данных, научных докладов и исследований; оказание Секретариату содействия в сборе такой информации, которая может потребоваться для исследований; содействие распространению информации ООН в данной области, которая может представить интерес для государств-членов и может быть использована ими.

В деятельности ООН в данной области значительная роль отведена созданному в рамках Секретариата ООН Центру по социальному развитию и гуманитарным вопросам, при нем существует Отдел по предупреждению преступности и уголовному правосудию. Благодаря его деятельности Центр является по существу головным подразделением системы ООН, обладающим профессиональным и техническим опытом в вопросах предупреждения преступности, уголовного правосудия, а также в области криминологии. Одновременно Отдел по предупреждению преступности выполняет функции секретариата конгрессов и Комиссии по предупреждению преступности.

Широкую известность получили и многие другие органы, деятельность которых не связана непосредственно с ООН. Среди них — Международная организация уголовной полиции (Интерпол).

Международная организация уголовной полиции была создана в 1919 г., но в современном виде действует с 1956 г., когда был принят новый Устав Международной организации уголовной полиции.

Целями Интерпола объявлены:

Обеспечение широкого взаимодействия всех национальных органов уголовной полиции;

Развитие учреждений по предупреждению преступности и борьбе с ней;

Интерполу не разрешается осуществлять какую-либо деятельность политического, военного, религиозного или расового характера.

Интерпол имеет следующую организационную структуру.

Генеральная ассамблея состоит из делегатов, назначаемых государствами – членами. Ассамблея определяет задачи и принципы деятельности Интерпола, избирает должностных лиц Интерпола, дает рекомендации членам Организации. Ассамблея проводит свои сессии ежегодно.

Исполнительный комитет состоит из Президента Интерпола, трех Вице-президентов и девяти делегатов, избираемых Генеральной Ассамблеей (Президент на четыре года, остальные лица – на три). Исполком готовит заседания Генеральной Ассамблеи, контролирует исполнение ее решений, выполняет иные функции. Исполком собирается на заседания не реже одного раза в год.

Постоянно действующим органом Интерпола является Генеральный секретариат, состоящий из Генерального секретаря (избирается Генеральной Ассамблеей на пять лет) и технического и административного персонала (назначается Генеральным секретарем).

Для обеспечения сотрудничества с Интерполом каждое государство – участник определяет орган (Национальное центральное бюро НЦБ), осуществляющий непосредственное взаимодействие с Организацией.

Советники осуществляют научное консультирование Интерпола и назначаются Исполкомом на три года.

Местопребывание штаб-квартиры Интерпола – г. Лион (Франция).

Основные направления деятельности Интерпола следующие.

  1. Уголовная регистрация. Объект регистрации – сведения о “международных” преступниках и преступлениях, носящих международный характер.
  2. Международный розыск. (Основной вид розыска по каналам Интерпола – это розыск преступников).
  3. Розыск подозреваемых для наблюдения за ними и контроля за их перемещениями.
  4. Розыск лиц, пропавших без вести.
  5. Розыск похищенных предметов (транспортных средств, произведений искусства, оружия и др.).

В системе Интерпола также осуществляется сбор и обобщение статистических данных о преступности в странах – участницах. При этом особое внимание уделяется информации о преступности, носящей международный характер, и “международных преступниках” .

В центральных органах Интерпола и НЦБ Интерпола в странах-участницах ведется большая научно-исследовательская работа, идет сбор и обработка информации в областях криминалистики, криминологии, уголовного права и прочих, распространяется печатная информация (Информационный Вестник НЦБ Интерпола в РФ).

РФ является членом Интерпола с сентября 1990 года в порядке правопреемства. В МВД РФ создано НЦБ Интерпола в РФ, принято Положение о НЦБ Интерпола.

НЦБ Интерпола в РФ – это подразделение криминальной милиции, входящее в состав центрального аппарата МВД РФ, имеющее статус главного управления. Создание, реорганизация и ликвидация территориальных подразделений (филиалов) НЦБ осуществляются Министром внутренних дел РФ.

В задачи Интерпола в РФ входят:

  • Обеспечение эффективного международного взаимодействия информацией об уголовных преступлениях;
  • Оказание содействия в выполнении запросов международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств в соответствии с международными договорами РФ;
  • Наблюдение за исполнением международных договоров по вопросам борьбы с преступностью, участниками которых является РФ.

Деятельность НЦБ Интерпола осуществляется на основе взаимодействия с правоохранительными и иными государственными организациями РФ, а также международными правоохранительными органами иностранных государств – членов Интерпола.

НЦБ Интерпола осуществляет свою деятельность исключительно в сфере борьбы с уголовными преступлениями, не затрагивая преступлений, носящих политический, военный, религиозный или расовый характер.

НЦБ Интерпола осуществляет следующие функции:

  • Принимает, обрабатывает и направляет в Генеральный секретариат Интерпола и НЦБ других государств запросы, следственные поручения и сообщения государственных органов РФ для осуществления розыска, ареста перемещенных за границу доходов от преступной деятельности, похищенных предметов и документов, проведения иных оперативно-розыскных мероприятий по делам, находящимся в производстве упомянутых органов;
  • Принимает меры по исполнению международными правоохранительными организациями и правоохранительными органами государств-членов Интерпола запросов из РФ;
  • Определяет, подлежат ли согласно Устава Интерпола и обязательных решений Генеральной Ассамблеи Интерпола, федеральных законов и международных договоров РФ исполнению на территории РФ запросы, поступившие из НЦБ Интерпола иностранных государств, и направляет их в соответствующие органы РФ;
  • Иные функции, предусмотренные Положением о НЦБ.

Система международных органов по борьбе с преступностью, равно как и с отдельными ее видами, созданная в рамках ООН, а также других межправительственных и неправительственных организаций универсального и регионального характера, является важным дополнением к обязательствам, взятым на себя государствами как по многосторонним, так и по двусторонним соглашениям, имеющим целью исключить преступность из жизни мирового сообщества.

2.6. Институт экстрадиции

Институт выдачи преступников (экстрадиции) широко известен в практике международных отношений. Для иллюстрации древности этого института часто ссылаются на договор, заключенный царем хеттов Хатушилем III и египетским фараоном Рамсесом II в 1296 году до н.э. В этом договоре предусматривалось: “Если кто-нибудь убежит из Египта и уйдет в страну хеттов, то царь хеттов не будет его задерживать, а вернет в страну Рамсеса”. Особенность этого договора состоит в том, что в нем речь идет не только о преступниках. В этот период институт выдачи часто применялся к беглым рабам.

По мере развития отношений между государствами совершенствуется и институт выдачи. Растет количество договоров, в которых конкретизируется круг лиц, подлежащих выдаче, уточняются критерии и основания для выдачи. Получает определенное распространение принцип, согласно которому лица, преследуемые по политическим мотивам и в этой связи покинувшие родину, выдаче не подлежат.

Современное международное право достаточно четко определило параметры применения института выдачи, дало ответ на вопросы, которые обычно возникают в этой связи в отношениях между государствами. В настоящее время институт выдачи однозначно применяется только к лицам, которые уже осуждены, или к предполагаемым преступникам, то есть к тем, кто обвиняется в совершении преступления. Вместе с тем даже сейчас нередки случаи, когда государство обращается к другому государству с требованием о выдаче на том основании, что лицо, находящееся на его территории, является гражданином государства, требующего выдачи. Но в отношениях между государствами действует общепризнанная норма, согласно которой полагается соблюдать право каждого лица покидать любую страну, включая свою собственную, и государства обычно с уважением относятся к этому праву. Они не принимают в отношении иностранных граждан никаких насильственных мер по их выдаче или высылке, если эти иностранцы законным образом находятся на их территории и не совершили каких-либо действий, влекущих за собой выдворение в соответствии с законодательством.

Как правило, выдачи требуют государство, гражданином которого является предполагаемый преступник, государство, на территории которого совершено преступление, а также государство, потерпевшее от преступления.

Вопросы выдачи регулируются как внутренним правом государств, так и международными договорами. В основном это двусторонние договоры. Иногда такие договоры заключает несколько государств. В 1984 году соглашение о выдаче преступников подписали Гана, Бенин, Нигерия и Того. Среди многосторонних договоров в этой области заслуживают внимания, в частности, Европейская (Парижская) конвенция о выдаче преступников 1957 года, подписанная государствами — членами Совета Европы (участвует более 20 государств), а также Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года (подписана 10 странами СНГ), раздел IV которой посвящен проблеме выдачи преступников.

Положения этих конвенций, за небольшими исключениями, примерно одинаковы. Стороны обязуются выдавать друг другу лиц, находящихся на их территории, для привлечения к уголовной ответственности или приведения приговора в исполнение. Кроме того, в них более или менее подробно регламентируется порядок, которого договаривающиеся стороны намерены придерживаться при решении практических вопросов, связанных с выдачей.

Выдача не производится, когда запрашиваемая сторона имеет серьезные основания считать, что требование о выдаче представлено с целью преследования или наказания какого-либо лица по признакам расы, религии, национальности или политических убеждений либо когда положение данного лица может быть усугублено одним из этих обстоятельств. В соответствии с Конвенцией против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 года ни одно государство-участник не должно выдавать какое-либо лицо другому государству, если имеются серьезные основания полагать, что ему может угрожать там применение пыток.

Государство обычно не выдает своих граждан. Кроме того, во многих странах действует законодательство, согласно которому нельзя выдавать преступников, если в стране, которая требует выдачи, им грозит более строгое наказание, чем в стране, где они находятся. Те страны, которые не применяют смертную казнь, не выдают преступников тем странам, где им грозит такое наказание. Выдача не допускается также, если истек срок давности привлечения к уголовной ответственности за совершенное преступление, и в ряде других случаев.

Государство, получившее обращение о выдаче, должно удостовериться в том, что речь не идет о лице, которое преследуется по политическим мотивам; данное правонарушение преследуется в уголовном порядке не только в запрашивающем, но и в запрашиваемом государстве; нет никаких веских оснований считать, что просьба о выдаче направлена с целью подвергнуть лицо преследованию по признакам расы , религии, национальности, убеждений, пола или социального статуса; в результате выдачи не будет нарушен принцип недопустимости повторного осуждения лица за одно и то же преступление; в отношении данного лица не возникло какого-либо основания для непривлечения его к ответственности (например, срок давности, амнистия); лицу будет предъявлено обвинение только за то преступление, в связи с которым запрашивается его выдача (неизменность квалификации); в случае заочного осуждения обвиняемому было дано надлежащее уведомление о судебном разбирательстве и была предоставлена надлежащая возможность для защиты.

За последние десятилетия принят ряд многосторонних конвенций, направленных на борьбу с преступлениями международного характера, в которых содержится обязательство о выдаче предполагаемых преступников. Согласно Конвенции о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами 1949 года, предусмотренные в ней преступления рассматриваются как преступления, влекущие за собой выдачу, и на них распространяется любой договор о выдаче, который был или будет заключен между любыми сторонами этой Конвенции. В более поздних договорах о сотрудничестве в борьбе с различными видами преступлений положения о выдаче сформулированы подробнее, но суть их не изменилась. Ни в одном из договоров институт выдачи не носит безусловного характера. Смысл положений на этот счет сводится к тому, что преступники не должны оставаться безнаказанными. Рекомендуется идти по пути заключения договора о выдаче, если без наличия такого договора государство в соответствии со своим законодательством не может выдавать предполагаемых преступников. Например, Конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 года идет несколько дальше. Она предусматривает: если государство-участник, обусловливающее выдачу наличием договора, получает просьбу о выдаче от другого государства-участника, с которым оно не имеет договора о выдаче, государство, к которому обращена просьба, может рассматривать настоящую конвенцию в качестве юридического основания для выдачи. Такое же положение содержится в Конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 1988 года и ряде других соглашений. Во многих конвенциях, особенно в тех, что предназначены для борьбы с террористическими актами, закреплено положение, суть которого сводится к принципу “накажи или выдай”.

В российской Конституции регламентируется порядок выдачи лиц, находящихся на территории России. Не могут, разумеется, выдаваться иностранные граждане, которым предоставлено на основании Конституции политическое убежище на территории Российской Федерации. В Конституции предусмотрено, что гражданин Российской Федерации не может быть выслан за пределы РФ или выдан другому государству.

Условия и порядок выдачи иностранцев довольно подробно регулируются в двусторонних договорах России о правовой помощи по гражданским и уголовным делам, где указанным вопросам, как правило, отведен специальный раздел. Такие договоры заключены с Албанией, Алжиром, Болгарией, Венгрией, Вьетнамом, Грецией, Ираком, Кипром, КНДР, Кубой, Монголией, Польшей, Румынией, Тунисом и рядом других государств. Идет процесс заключения подобных договоров со странами — бывшими республиками СССР.

При отсутствии соглашений Россия, как и многие другие государства, рассматривает обращения о выдаче в зависимости от каждого конкретного случая с учетом полученной информации относительно лица, подлежащего выдаче, характера отношений с запрашивающим государством, а также других обстоятельств, включая степень тяжести преступления, за которое преследуется данное лицо.

    1. Новые тенденции в борьбе с международной преступностью

После второй мировой войны в международном праве получила развитие тенденция привлечения к уголовной ответственности индивидов, совершивших тяжкие преступления во время войны. Для суда над главными немецко-фашистскими военными преступниками был выработан Устав Международного военного трибунала, в соответствии с которым в 1945 - 1946 годах в Нюрнберге состоялся судебный процесс. Трибунал, состоявший из юристов стран антигитлеровской коалиции, приговорил 12 преступников к смертной казни, 7 - к длительному тюремному заключению.

В Уставе содержится определение преступлений против мира, преступлений военных и преступлений против человечности, что дало соответствующий импульс закреплению этих формулировок в различных международно-правовых актах.

На основании Потсдамской декларации и решения Московского совещания министров иностранных дел СССР, США и Великобритании (1945 г.) был создан также Токийский военный трибунал для суда над главными японскими военными преступниками. В результате процесса, который проходил в Токио (1946-1948 гг.), 7 подсудимых были приговорены к смертной казни, а 21 - к различным срокам заключения.

Необходимость судебного преследования лиц, совершивших чудовищные преступления во время второй мировой войны, побудила международное сообщество к тому, чтобы закрепить в международном праве норму о неприменении срока давности к такого рода преступлениям. В 1968 году была принята Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества. Некоторые государства присоединились к Конвенции без каких-либо оговорок. Другие же ограничили действие нормы о неприменимости срока давности лишь преступлениями против человечности, исключив военные.

Новые тенденции в этой области международного права проявились при подготовке проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества.

В своей резолюции от 21 ноября 1947 г. Генеральная Ассамблея ООН, исходя из принципов международного права, признанных в Уставе Нюрнбергского трибунала и в его приговоре, поручила Комиссии международного права составить проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества. Такой проект был принят Комиссией в 1954 году и представлен на рассмотрение Генеральной Ассамблеи ООН. Однако Генеральная Ассамблея отложила его рассмотрение до тех пор, пока не будет разработано определение понятия агрессии. Определение агрессии было принято в 1974 году. Но работа над проектом Кодекса возобновилась лишь в 1982 году (резолюция Генеральной Ассамблеи ООН по этому вопросу принята 10 декабря 1981 г.). С 1983 года Комиссия рассмотрела ряд докладов и на своей 43-й сессии в 1991 году в предварительном порядке приняла в первом чтении проекты статей Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества.

Проект ограничивается исключительно уголовной ответственностью индивидов. В его ст. 3 предусматривается: “Любое лицо, которое совершает преступление против мира и безопасности человечества, несет за это ответственность и подлежит наказанию”. В проекте проводится четкое разграничение между ответственностью индивидов и государства. В нем признается, что то или иное лицо может совершить преступление против мира и безопасности человечества не только в качестве индивида, но также как “агент государства”, “в интересах государства”, “от имени государства”. Поэтому обязанность наказывать персонально индивидов не снимает с повестки дня вопрос об ответственности государств. В этой связи в ст. 5 проекта предусмотрено: “Судебное преследование какого-либо лица за преступление против мира и безопасности человечества не освобождает государство от ответственности по международному праву за действие или бездействие, вменяемое этому государству”.

Одна из особенностей проекта Кодекса в том, что он предназначен сосредоточить внимание международного сообщества прежде всего на наиболее тяжких преступлениях, которые квалифицируются как преступления против мира и безопасности человечества. В проекте Кодекса нет концептуального определения таких преступлений. Не проводится также различие между преступлениями против мира, военными преступлениями и преступлениями против человечности. Такое различие было бы полезным при определении подхода к конкретным видам преступлений. Однако на данной стадии сотрудничества государств в этой области Комиссия предпочла пойти по другому пути, сделав акцент на особых признаках и критериях тяжести преступления. В проекте Кодекса под преступлениями против мира и безопасности человечества подразумеваются преступления, которые затрагивают сами основы существования человеческого общества. Тяжесть может вытекать либо из характера инкриминируемого деяния (жестокость, чудовищность, варварство и т. п.), либо из масштаба его последствий (массовость, когда жертвами являются народы, население или этнические группы), либо из мотива исполнителя (например, геноцид), либо из нескольких таких элементов.

В соответствии с проектом Кодекса в качестве преступника рассматривается любое лицо, которое совершает или отдает приказ о совершении таких актов, как: агрессия, угроза агрессией; вмешательство во внутренние или внешние дела государства; геноцид; апартеид; исключительно серьезное военное преступление; вербовка, использование, финансирование и обучение наемников для деятельности, направленной против другого государства, или для цели противодействия законному осуществлению права народов на самоопределение, признанного международным правом; международный терроризм; совершение, организация, содействие осуществлению, финансирование или поощрение незаконного оборота наркотических средств в крупных масштабах, будь то трансграничный или в пределах одного государства; преднамеренное причинение широкомасштабного, долгосрочного и серьезного ущерба окружающей среде; насильственное установление или сохранение колониального господства или любой другой формы иностранного господства в нарушение права народов на самоопределение, как оно закреплено в Уставе ООН. Кроме того, под действие Кодекса подпадает любое лицо, которое совершает или отдает приказ о совершении любого из следующих нарушений прав человека: убийство; пытки; установление или поддержание в отношении лиц положения рабства, подневольного состояния или принудительного труда; преследование по социальному, политическому, расовому, религиозному или культурному признакам, осуществляемое на систематической основе или в массовом масштабе; депортация или принудительное перемещение населения.

Некоторые из преступлений, определенных в кодексе, а именно агрессия, угроза агрессией, вмешательство, колониальное господство и апартеид, всегда совершаются людьми, занимающими руководящие позиции в политических или военных аппаратах государства либо в его финансовой или экономической сферах. В отношении этих преступлений Кодекс ограничивает круг возможных исполнителей преступлений руководителями и организаторами.

Вторая группа преступлений, а именно вербовка, использование, финансирование и обучение наемников и международный терроризм, подпадает под действие Кодекса в тех случаях, когда в их совершение вовлечены агенты или представители государства.

Преступления третьей группы, а именно геноцид, систематические и массовые нарушения прав человека, исключительно серьезные военные преступления, незаконный оборот наркотиков и преднамеренный и серьезный ущерб окружающей среде, наказуемы в соответствии с Кодексом, кем бы они ни совершались.

В ходе разработки проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества ряд членов Комиссии международного права подняли вопрос о создании международного органа уголовного правосудия. В доктрине международного права и раньше довольно часто высказывались идеи подобного рода. Более того, Генеральная Ассамблея ООН еще в 1948 году в своей резолюции предложила Комиссии международного права рассмотреть вопрос о желательности и возможности создания международного юридического органа, на который было бы возложено рассмотрение дел лиц, обвиняемых в совершении преступления геноцида и других преступлений, отнесенных к компетенции этого органа на основании международной конвенции. Имеются две многосторонние конвенции: о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 года и о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 года, - где соответственно в ст. VI и V наряду с национальной юрисдикцией предусматривается в качестве альтернативной юрисдикция международного уголовного суда в отношении преступлений, предусмотренных в этих конвенциях (для тех государств, которые признают такую юрисдикцию) .

В 1992 году Комиссия на своей 44-й сессии учредила Рабочую группу по вопросу о международной уголовной юстиции. Рабочей группе было поручено подготовить конкретные рекомендации, которые в основном свелись к следующему: международный уголовный суд должен быть учрежден статутом в форме многостороннего договора; его юрисдикция должна ограничиваться преступлениями международного характера, определяемыми в конкретно оговоренных и находящихся в силе договорах, включая, разумеется, преступления, предусмотренные в кодексе; суд будет являться главным образом инструментом государств - участников его статута и по крайней мере на первом этапе своего функционирования не будет обладать обязательной юрисдикцией; статут должен создавать доступный юридический механизм, который может быть задействован, если и как только в этом возникнет необходимость.

Заключение

Процесс происходящей глобализации породил множество острых вопросов. Не случайно продолжается интенсивное обсуждение данной проблемы широким кругом специалистов, политиков, общественности. Вместе с тем обращает на себя внимание явное отставание в исследовании глобализации ее криминологических, международно-правовых и уголовно-правовых аспектов.

Недавние восторженные оценки процесса глобализации, которые наблюдались у многих экономистов и политологов, сменились горьким осознанием того, что национальная, региональная, международная безопасность в условиях глобализационных процессов не укрепилась, а, наоборот, оказалась беззащитной перед лицом новых угроз.

Хотелось бы остановиться на центральном вопросе: какова истинная ценность глобализации? Является ли она изначальным благом и может иметь лишь побочные негативные последствия или, наоборот, сама представляет собой глобальную деформацию мировой экономической и социальной жизни? Среди политиков бытует мнение, что глобализация есть безусловное благо для нашей страны и России для лучшей жизни остается только “интегрироваться” в мировую экономическую систему. Однако известны и серьезные негативные последствия глобализации, которые вынуждают оценить ее иначе. В числе основных дефектов следует назвать, во-первых, усиление мирового социального расслоения на супербогатые страны и сверхбедные (глобализация своим вектором направлена на дальнейшее обогащение богатых); во-вторых, усиливается взаимная уязвимость национальных финансовых систем, при которой более богатые страны разрешают возникающие кризисные ситуации за счет других); в третьих, государства все больше теряют собственный суверенитет в пользу транснациональных корпораций, тем самым начиная разрушаться.

Так, не случайно, например, разрыв в уровне благосостояния 20% развитых и 80% отсталых стран стремительно возрастает, и уже к началу девяностых годов достиг отметки в 150 раз.

Представляется обоснованным вывод, согласно которому: глобализация экономики привела к ситуации, когда государство и государственность повсюду в мире явно сдают позиции. Поток товаров и капитала охватил весь мир, а регулирование и контроль остаются в национальной компетенции. В результате “экономика пожирает политику”. Появились, например, беспрецедентные возможности делать деньги "из воздуха" с помощью игры на глобальных финансовых рынках. Уже около 4 тысяч частных финансовых структур сегодня специализируется на такого рода спекулятивных операциях. В их руках сосредоточено от 400 до 500 миллиардов долларов, которые в любой момент могут быть брошены на тот участок мирового финансового пространства, где запахло легкой добычей ( Ю. Шишков, 2000).

К сожалению, неожиданно быстро сбывается прогноз академика Н.Н. Моисеева относительно того, что если ХХ век был “веком предупреждения”, то XXI сделается не только “веком свершений”, но и “веком крушений”. События 11 сентября как раз и ознаменовали начало “века крушений” - века глобального краха иллюзий об островках вселенского благополучия и глобального размаха международного терроризма.

Эффективность действующих международно-полицейских структур за последние годы постоянно отстает от активных действий международных преступников. Даже во взаимоотношениях друг с другом официальные структуры, например, Интерпол с Европолом, долгие годы не могут найти общего языка.

Все эти проблемы после трагических событий в США рельефно обнажились, хотя нарастание угрозы многие эксперты прогнозировали и ранее. Последние десятилетия XX века в большинстве стран мира были отмечены валом террористических актов, расширением сфер влияния международной наркомафии, активным формированием организованной преступности, появлением новых, ранее не существовавших видов преступлений, связанных с бурно развивающимися новейшими технологиями, генной инженерией, информатизацией, всеобщей компьютеризацией мира. Особое распространение получили торговля оружием, отмывание и подделка денег, незаконная иммиграция и торговля детьми, коррупция и финансовые махинации, подделка кредитных карточек и экономический шпионаж, кражи интеллектуальной собственности, несанкционированный доступ к компьютерным сетям.

Первоочередной задачей в борьбе с преступностью и терроризмом является не только укрепление международного сотрудничества, но и наведение порядка во взаимодействии правоохранительных органов и спецслужб внутри национальных государств. Теракты 11 сентября заставили Соединенные Штаты, которые всегда гордились своими спецслужбами, кардинально пересмотреть всю организацию их взаимодействия в борьбе с новыми угрозами. Создано новое министерство национальной безопасности, которое координирует эту работу. Создана новая спецслужба, занимающаяся проблемами безопасности в киберпространстве, ужесточено уголовное законодательство, направленное на борьбу с “отмыванием” грязных денег.

Не менее сложные проблемы стоят в этой сфере и в Российской Федерации. Десять субъектов оперативно - розыскной деятельности, каждый из которых в той или иной мере занимается борьбой с терроризмом и преступностью, на государственном уровне координируются слабо. При наличии единого Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”, внутриведомственные инструкции и наставления противоречат друг другу, что приводит к снижению качества всей работы.

Затянувшийся процесс принятия Федерального закона “О противодействии легализации (“отмыванию”) преступных доходов” отбросил Россию на одно из последних мест в рейтинге стран, ведущих борьбу с “отмыванием” грязных денег. А принятый закон является самым мягким из всех существующих в мире и требует уже доработки и уточнений.

Не лучшим образом обстоит дело с принятием комплекса антикоррупционных законов. Хотя российские проекты, подготовленные еще 10 лет назад, были высоко оценены международными экспертами.

В настоящее время члены Комитета Государственной Думы Российской Федерации по безопасности предлагают в проекте закона “О борьбе с коррупцией” жесткую регламентацию прав и обязанностей чиновников, установку контроля над их доходами и расходами, большую открытость информации о деятельности государственных учреждений, принятие действенных мер против проникновения представителей криминального мира в органы законодательной и исполнительной власти.

Требуют особого внимания службы безопасности коммерческих структур, по крайней мере в России, поскольку в них работают 1 млн. человек, из них 300 тысяч - имеют лицензию на огнестрельное оружие. В этих структурах много высококвалифицированных специалистов, которые в последнее десятилетие вынуждены по различным причинам покинуть правоохранительные органы. Имея хорошие специальные знания, практику работы, связи в силовых структурах, получая достаточное (несоразмерно большее, чем на государственной службе) вознаграждение, они стоят на страже бизнеса, к сожалению, не всегда честного. А получившее распространение в последние годы явление, которое в народе прозвали “милицейская крыша”, иначе как позором назвать нельзя. Нынешние усилия МВД РФ по изжитию этих явлений заслуживают поддержки.

Противодействие международной преступности и терроризму должно строиться системно с целью их предельного сдерживания. Только силой эту проблему не решить. Необходим комплексный подход, в том числе: блокирование активов, счетов любой корпорации, частного лица или благотворительной организации, если они имеют связи с террористами. Силовые действия против радикальных террористов должна предварять глубокая финансовая разведка.

Мир должен бороться с терроризмом и преступностью бескомпромиссно, последовательно и жестоко. Виновные в конечном итоге должны быть наказаны Международным судом. Для мирового сообщества это принципиально.

Эффективная борьба с терроризмом, преступностью на государственном, межгосударственном уровне возможна только в том случае, если к ней присоединится гражданское общество.

Вызов мировому сообществу со стороны преступности оказался настолько мощным, что оно не может чувствовать себя удовлетворенным результатами предпринимаемых антикриминальных усилий. Как было уже отмечено, приходится с сожалением констатировать, что “мозговые” штабы транснациональных криминальных и террористических организаций в своих действиях более консолидированы, мобильны, информированы и энергичны. Во многом это объясняется тем, что даже авторитетные международные, межправительственные организации , участвующие в борьбе с преступностью, из-за необходимости соблюдения формальных процедур существенно запаздывают в своих решениях. К тому же далеко не по всем вопросам достигнуто взаимопонимание между официальными властными структурами и многочисленными специализированными общественными организациями. Отсюда вытекает необходимость поиска более эффективных механизмов взаимодействия всех государственных и негосударственных антикриминальных, антитеррористических сил различных стран мира с целью выработки новых подходов в борьбе с преступностью и терроризмом.

Шагом в этом направлении стала инициатива, которую внесла российская сторона по созданию Всемирного Антикриминального и Антитеррористического Форума. Впервые об этом было заявлено в 1999г. За 2,5 года к предложению инициатора присоединились еще 38 стран мира. 5 декабря прошлого года в Венском центре ООН состоялось первое заседание Международного оргкомитета Всемирного Антикриминального и Антитеррористического Форума.

Инициатива России получила поддержку в ООН. Форум, будучи международной неправительственной организацией, может в перспективе стать лидером в деле укрепления и расширения взаимодействия различных международных и национальных организаций в выработке рекомендаций по борьбе с преступностью и терроризмом. Для оказания помощи Форуму в России в 2000 году создан Национальный Антикриминальный и Антитеррористический Фонд и Оргкомитет. Нынешняя международная конференция тоже проходит под эгидой Форума совместно с Комитетом Государственной Думы Российской Федерации по безопасности.

Стратегическая задача Форума - это привлечение широких кругов мировой общественности: глав государств и правительств, представителей органов законодательной и исполнительной власти, представителей бизнеса, деятелей культуры, средств массовой информации, специалистов судебных и полицейских органов, научно - исследовательских, образовательных учреждений, участников политических, общественных объединений и движений - к созданию единого антикриминального и антитеррористического фронта .

Единственная война, которая должна остаться в XXI столетии, - это война с преступностью и международным терроризмом. Но чтобы победить в ней завтра, мир должен уже сегодня объединить свои усилия.

Список использованной литературы

  1. Договор между РФ и Азербайджанской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1992 г. // БМД. 1995. № 5.
  2. Дополнительная Конвенция об упразднении рабства, работорговли, институтов и обычаев, сходных с рабством, 1956 г. // Ведомости СССР. 1957. № 8. Ст. 224.
  3. Европейская конвенция по борьбе с терроризмом 1997 г. // Государство и Право. 1995. № 4.
  4. Единая конвенция о наркотических средствах 1961 г. // СД СССР. Вып. XXIII. М ., 1970. С .105-136.
  5. Конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 г. // СМД СССР. Вып. XLIII. М ., 1989. С .99-105
  6. Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства 1988 г. // Собрание Законодательства РФ. 2001. № 48. Ст. 4469.
  7. Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами 1949 г.// Российская юстиция. 1995. №7.
  8. Конвенция о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются 1978 г. // Ведомости СССР. 1979. № 33. Ст. 359.
  9. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. // БМД. 1995. № 2.
  10. Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов 1973 г. // СД СССР. Вып. XXXIII. М., 1979. С. 90-94.
  11. Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказания за него 1948 г. // Ведомости СССР. 1954. № 12. Ст. 244
  12. Конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г. // СДД СССР. Вып. XXXII. М ., 1978. С .58-63.
  13. Конвенция о психотропных веществах 1971 г. // СДД СССР. Вып. XXXV . М., 1981. С. 416-436.
  14. Конвенция о физической защите ядерного материала 1980 г. // СМД СССР. Вып. XLIII. М ., 1989. С . 105-109.
  15. Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. // Международное сотрудничество в борьбе с преступностью / Сб. документов / Сост. П.Н. Бирюков и В.А. Панюшкин. Воронеж, 1997. С. 44-64.
  16. Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности // Овчинский В.С. ХХ I век против мафии. М., 2001.
  17. Конвенция относительно рабства 1926 г. (с изменениями 1953 г.) // СДД СССР. Вып. XVII и XVIII . М., 1960. С. 274-278.
  18. Конвенция Совета Европы об “отмывании”, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности 1990 г. // Международное сотрудничество в борьбе с преступностью / Сб. документов / Сост. П.Н. Бирюков и В.А. Панюшкин. Воронеж, 1997.
  19. С. 65-72.

  20. Международная конвенция о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников 1989 г. // Действующее международное право / Сост. Ю.М. Колосов и Э.С. Кривчикова. Т.2.
  21. С. 812-819.

  22. Международная конвенция о пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими 1923 г. // СДД СССР. Вып. IX . М., 1929. С. 100-105.
  23. Международная конвенция по борьбе с подделкой денежных знаков 1929 г. // СДД СССР. Вып. VII . С. 40-51.
  24. Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе, 1988 г. // Собрание Законодательства РФ. 2001. № 48. Ст. 4470.
  25. Решение Бюро по координации борьбы с организованной преступностью, иными опасными видами преступлений на территории СНГ 1993 г. // Действующее международное право / Сост. Ю.М. Колосов и Э.С. Кривчикова. Т.3. С.132 - 135.
  26. Устав Международной организации уголовной полиции 1956 г. // Информационный бюллетень НЦБ Интерпола в РФ. 1992. № 1.
  27. Межгосударственная программа борьбы с организованной преступностью и иными видами опасных преступлений на территории государств- участников СНГ на период до 2000 г. Утверждена Советом глав государств СНГ. 17 мая 1996 г. // Российская газета. 1996. 22 июня.
  28. Положение о НЦБ Интерпола в России 1996 г. // СЗ РФ 1996. № 43.
  29. "Русская мафия " за рубежом // Информационный бюллетень НЦБ Интерпола в РФ. 1995. № 13.

  30. Организованная преступность в Италии // Борьба с преступностью за рубежом: Реф. сб. - М.: ВИНИТИ, 1993. № 4.
  31. Организованная преступность в Японии // Борьба с преступностью за рубежом: Реф. сб. - М.: ВИНИТИ, 1993. № 7.
  32. Экспорт мафии // Информационный бюллетень НЦБ Интерпола в РФ. 1992. № 1.
  33. Бастыркин А.И. Институт выдачи: взаимодействие национальных и международных норм // СЕМП, 1989-90-91. СПб, 1992. С.115-124
  34. Бельсон Л.М. Россия в Интерполе // Правоведение, 1994. №4. С.110-115
  35. Бирюков П.Н. Международное сотрудничество в борьбе с преступностью и правовая система РФ. Воронеж, 1997.
  36. Бирюков П.Н. Международное право: Учебное пособие. М.: Юристъ, 2001. – 416 с.
  37. Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. М.: Междунар. отношения, 1994.— 416 с.
  38. Воронин Ю.А. Транснациональная преступность. Екатеринбург, 1997.
  39. Донели Г. Китайские триады // Информационный бюллетень НЦБ Интерпола в РФ, 1993. № 5-6.
  40. Зорин Г.А. Понятие и основные признаки транснациональной преступности. - Гродно, 1997.
  41. Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировые, региональные и российские тенденции. - М.: НОРМА, 1997. - С. 325.
  42. Максимов С. Организованная преступность в России: состояние и прогноз развития // Уголовное право, 1998. № 1. С. 91-97.
  43. Наумов А.В. Преступления против мира и безопасности человечества и преступления международного характера // Государство и Право,
  44. 1995. №6.

  45. Панов В.П. Сотрудничество государств в борьбе с международными уголовными преступлениями. М., 1993.
  46. Степаненко В.И. Заключение под стражу с целью выдачи иностранному государству // СгиП. 1991. №11.
  47. Цыганков П.А. Международные отношения: Учебное пособие. - М.:
  48. Новая школа, 1996. - 320 с.

  49. Чечетин А.Е. Опыт борьбы с организованной преступностью в США / А.Е. Чечетин, Е.В. Буряков. - Омск, 1998.
  50. Шторбек Ю. Айсберг преступности. Развитие международной организованной преступности и ее прогнозирование в Европе // Информационный бюллетень НЦБ Интерпола в РФ. 1995. № 13.

С. 20-25.

Форум
Открылся форум WorkLib.ru